Задачи российских краеведческих музеев на современном этапе и пути их реализации

Тип статьи:
Авторская

Аналитическая записка подготовлена д.и.н., директором Омского государственного историко-краеведческого музея П.П.Вибе на основе материалов Научного совета исторических и краеведческих музеев Российской Федерации на тему «Краеведение в российских музеях», состоявшегося в Омске в мае 2023 г. Автор, анализируя современное состояние краеведения, определяет наиболее важные задачи, стоящие перед отечественными музеями на современном этапе, и рассматривает условия, необходимые для их реализации. Первостепенное значение отводится активизации научно-исследовательской краеведческой деятельности в музеях. Ставится вопрос о необходимости создания федерального и региональных научно-методических краеведческих центров. Делается вывод: ведущим отечественным краеведческим музеям целесообразно возглавить краеведческие кластеры в своих регионах.
Книга адресована организаторам краеведческого процесса в регионах, учредителям и руководителям краеведческих музеев.

Изображение

Актуальность, цель, понятийный аппарат.

В соответствии с Федеральным законом от 26 мая 1996 года N 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» музеи создаются «для хранения, изучения и публичного представления музейных предметов и музейных коллекций»1. За этой скупой юридической формулировкой скрывается масштабный комплекс функциональных задач, стоящих перед российскими музеями. Прежде всего, они должны обеспечивать научное документирование событий, явлений, процессов, закономерностей развития природы и общества. Важнейшей функцией музеев является обеспечение учета, сохранности и безопасности историко-культурных ценностей. Будучи научно-исследовательскими учреждениями, музеи должны изучать свои коллекции, выполнять другие, соответствующие их профилю научные исследования. Наконец, перед музеями стоят задачи активного участия в формировании человека, развитии его мировоззрения. 
Особая роль в решении этих задач отводится краеведческим музеям – самому распространенному типу музеев в нашей стране. 
  
В настоящее время, по данным Росстата, в Российской Федерации их насчитывается около 1 500 [1, с. 85]. Это и крупные региональные музеи, находящиеся в областных, краевых и республиканских центрах, музеи в муниципальных образованиях и небольшие музеи в отдельных населенных пунктах. Все они призваны не просто обеспечивать выполнение возложенных на них законодательством сугубо профессиональных музейных функций, но и творчески осмысливать непростые вызовы нашего времени, адаптироваться в своей деятельности к меняющимся обстоятельствам, активно участвовать в жизни местного социума, быть сопричастными к его проблемам и нуждам.
Учитывая это, целью данной аналитической записки является определение наиболее важных и актуальных задач, стоящих сейчас перед российскими краеведческими музеями, и поиск путей их решения в парадигме развития современного краеведения. Для ее достижения нами были изучены выступления, стенограммы встреч, поручения Президента Российской Федерации В. В. Путина последних лет, в которых затрагивались вопросы сохранения исторической памяти и участия в этих процессах российских музеев. Были проанализированы официальные сайты ряда региональных и муниципальных краеведческих музеев Российской Федерации, их научные издания, а также результаты социальных опросов и анкетирования 148 руководителей и научных сотрудников этих учреждений, проведенного в 2023 г. накануне состоявшегося в Омске заседания Научного совета исторических и краеведческих музеев Российской Федерации на тему «Краеведение в российских музеях».
При этом мы опирались на предложенное нами ранее определение, в соответствии с которым под «краеведением» понимается «процесс формирования многоотраслевого знания о природе, истории, хозяйстве и культуре определенного края, ориентированный на популяризацию достигнутых результатов в публичном пространстве и использование их в воспитательных целях, в создании которого принимают участие как профессиональные специалисты, так и представители общественных движений, как правило, осознающие свою сопричастность к судьбе данной территории» [2, с. 20]. 
Прежде всего в данном определении подчеркивается активный научно-исследовательский характер краеведческого процесса. Речь идет о целенаправленном формировании научных краеведческих знаний в противоположность банальному пассивному их накоплению, характерному для некоторых краеведов-любителей, использующих лишь труды своих предшественников и игнорирующих многочисленные краеведческие источники. 
  Другой важной чертой краеведения является публичность. Научнопопуляризаторская деятельность, стремление (и даже потребность) поделиться результатами своих изысканий с земляками для многих из краеведов – едва ли не определяющая мотивация. Труды краеведов априори социально ориентированы вне зависимости от того, написаны ли они профессиональными краеведами, краеведами-любителями или педагогами, преподающими методику краеведения и историю края. В современном социуме они значительно более востребованы, чем труды их коллег из сугубо академической сферы. Кроме того, важно подчеркнуть, что «краеведение, по мнению некоторых исследователей, требует не меньшего, а может быть, даже большего профессионализма», т. к. в научном сообществе существует система экспертных оценок, а краеведение «выходит непосредственно на социум» [3, с. 8]. 
В нашем определении понятия «краеведение» особо подчеркивается его воспитательная роль. Практика показывает, что краеведение является основой гражданско-патриотического воспитания. Наиболее эффективно развитие такого сильного чувства привязанности и любви к малой родине – того, что принято называть патриотизмом, происходит в процессе «творческого общения людей разных поколений, разного уровня образованности и специальной подготовки» [4, с. 13]. Д. С. Лихачев подчеркивал, что «к патриотизму нельзя только призывать, его нужно заботливо воспитывать – воспитывать любовь к родным местам, воспитывать духовную оседлость» [5, с. 197]. Именно эту функцию самоотверженно берут на себя многие краеведы, поскольку их деятельность требует «от человека неравнодушного отношения к предмету и выводам своего изучения» [6, с. 159]. 
Наконец, в нашем определении обращается внимание еще и на аксиологический подход к истории и культуре края, свойственный краеведам. Для них характерна активная гражданская позиция, инициативность в оценке и преодолении проблем, связанных с сохранением наследия, охраной окружающей среды, воспитанием патриотизма. Поэтому краеведы, как правило, не просто востребованы в публичном пространстве как популяризаторы знаний, но и являются членами экспертных комиссий, постоянными авторами научно-популярных изданий, участниками телевизионных передач, экскурсоводами, блогерами, тем самым доказывая свою неформальную сопричастность к судьбе своей малой родины. 
Кроме того, и это очень важно, в определении признается структурное разнообразие краеведения, наличие в нем самостоятельных организационных форм (государственное, общественное, учебное) и видов (историческое, географическое, литературное и т. д.), характерных для той или иной отрасли знаний.
Данное определение понятия «краеведение» было представлено автором на Всероссийской научно-практической конференции VI Ядринцевские чтения (Омск, 2021), на Всероссийском Омском краеведческом форуме (2022), а также в рамках подготовки к заседанию Научного совета исторических и краеведческих музеев Российской Федерации на тему «Краеведение в российских музеях» в Омске в 2023 г. По результатам анкетирования, проведенного накануне заседания, при сравнении определений из Большой российской энциклопедии2 и предложенного автором данной статьи подавляющее большинство респондентов, или 93%, высказалось за нашу формулировку, как наиболее полно отражающую сущность краеведения. Подчеркнем, что понятия «краеведение» и «краеведческий процесс» являются тождественными понятиями, поскольку они полностью совпадают по смыслу и содержанию.
Поясним также наше понимание некоторых других ключевых и производных краеведческих понятий. Предметом изучения краеведения является определенная территория, местность, край. Это исходный элемент познавательного процесса в краеведении. Под «краем» подразумевается какая-либо единица местности – от населенного пункта (или его части) до региона. Важно понимать, что представители государственного краеведения, как правило, определяют предметом своего исследования территорию в тех или иных административных границах (областные, краевые и республиканские музеи изучают территорию своих областей, краев и республик; а муниципальные музеи – территорию муниципальных образований). В случаях, когда исторически административные границы неоднократно менялись, исследователи нередко используют неофициальные названия территорий, определяемые географическими факторами. Например, в историко-краеведческих исследованиях, когда нет возможности использовать современное название территории «Омская область», исследователи обозначают эту же территорию названием «Омское Прииртышье». 
Представители же общественного краеведения, чьи исследовательские интересы не регламентированы административными границами, субъективно определяют территорию своих краеведческих изысканий, отождествляя понятия «край», «родное место», «малая родина». В этом случае мы наблюдаем «антропологический подход, основанный на самоидентификации человека с определенной местностью в качестве своей родины» [7, с. 89].
В современной исследовательской литературе и в обиходе широкое распространение получило понятие «краеведческое движение». При этом его смысловое содержание четко не очерчено. Нередко понятия «краеведение» и «краеведческое движение» ошибочно отождествляют. 
Но, как верно заметил один из лидеров отечественного краеведения В. Ф. Козлов, краеведческое движение – это «массовое участие местного населения в комплексном изучении своего края». По его мнению, оно «характеризуется наличием в стране центральных и региональных краеведческих органов управления и общественных объединений и иногда поддерживается властями» [8, с. 55]. Иначе говоря, краеведческое движение – это однозначно движение энтузиастов-любителей, и использовать это выражение следует лишь применительно к общественному краеведению. 
Конечно, в краеведческое движение могут быть вовлечены не только краеведы-любители, но и специалисты-краеведы, педагоги-краеведы, участвующие в нем в свободное от работы время. Примерами современного отечественного краеведческого движения может служить деятельность Союза краеведов России или недавно созданной межрегиональной общественной организации «Союз краеведов», которые объединяют в своих рядах представителей региональных общественных краеведческих организаций. И если «краеведение» мы определяем как процесс формирования многоотраслевого знания о том или ином крае, в котором могут принимать участие представители разных организационных форм краеведения, то под «краеведческим движением», на наш взгляд, следует понимать лишь общественное, самодеятельное краеведческое творчество людей, объединенных любовью к месту, где протекает их жизнь. К краеведческому движению нельзя относить профессиональную деятельность представителей государственного краеведения. 
Таким образом, понятия «краеведение» и «краеведческий процесс» шире по объему, чем понятие «краеведческое движение», так как включают в себя не только деятельность общественных краеведческих организаций и отдельных краеведов-любителей, но и профессиональную краеведческую деятельность сотрудников музеев, библиотек, архивов, научных и учебных заведений, самостоятельную деятельность профессиональных краеведов-исследователей. В тех случаях, когда речь идет о совокупности всех субъектов, участвующих в краеведческом процессе, правильно применять термин «краеведческое сообщество».


Роль государственных учреждений в развитии современного отечественного краеведения.

Характерной чертой краеведческого процесса в России в XXI в. является его профессионализация. Государственные учреждения становятся все более активными участниками краеведческой деятельности, направленной на изучение и популяризацию знаний о том или ином крае. Ученые научно-исследовательских организаций и преподаватели вузов, сотрудники музеев, библиотек, архивов подняли краеведение на новый качественный уровень. Теперь оно перестало восприниматься лишь как хобби, увлечение местной интеллигенции или военно-патриотическая и поисково-исследовательская работа студентов и школьников. Все чаще краеведческие исследования попадают в планы государственных научных учреждений, нередко ученые выполняют договорные заказы местных администраций, для которых наличие научных трудов о природе и истории края стало престижным и, по сути, обязательным атрибутом. Именно профессионализацией краеведения можно объяснить появление многочисленных местных краеведческих периодических изданий, региональных энциклопедий, трудов по истории населенных пунктов, производственных объединений и государственных учреждений, региональных «Красных книг», атласов и т. п. Научные краеведческие конференции, в организации которых наряду с органами местного самоуправления активное участие принимают и государственные учреждения, занимающиеся краеведческими исследованиями, стали повсеместными и регулярными. 
В авангарде краеведческого процесса на местах априори должны находиться музеи, призванные быть научно-краеведческими методическими центрами. Определенную поддержку в этом направлении им оказывают государственные и научные структуры, учебные заведения, общественные организации и фонды. И действительно, с недавних пор работа краеведческих музеев значительно активизировалась. В некоторых регионах они смело берут на себя инициативу по организации и координации краеведческой деятельности. Но происходит это далеко не везде.
В последние годы краеведческие музеи устойчиво попадают в поле внимания государства. Так, в 2015–2020 гг. в регионах реализовывалась музейная программа Российского фонда культуры «Гений места. Новое краеведение», призванная, по мнению организаторов, внедрить адекватный современным вызовам подход к локальной истории, в фокусе которой всегда должен оказываться, в первую очередь, конкретный человек, частная и семейная история. Примечательно, что в торжественной презентации инновационной музейной программы приняли участие Президент Российской Федерации В. В. Путин, советник Президента Российской Федерации В. И. Толстой, министр культуры Российской Федерации В. Р. Мединский, президент Российского фонда культуры Н. С. Михалков и представители музейного сообщества: руководители музеев и общественных организаций. 
На встрече с историками 4 ноября 2022 г. Президент Российской Федерации вновь обратил внимание на краеведческие музеи, как важные элементы системы формирования исторической памяти. 
В перечне поручений, подписанных В. В. Путиным 26 апреля 2023 г. по итогам встречи с представителями общественных патриотических и молодежных организаций, говорится о необходимости «обеспечить создание музеев (региональных, муниципальных, на базе образовательных организаций), посвященных событиям специальной военной операции и подвигам ее участников», а также «о передаче музеям пригодных для музеефикации и экспонирования артефактов, связанных со специальной военной операцией»3. 
При поддержке государства укрепляется материальная база региональных музеев, расширяются их возможности в экспозиционно-выставочной, научной и издательской деятельности. Не остались без внимания государства и муниципальные музеи. В начале 2020-х гг. в рамках нацпроекта «Культура» началась их модернизация на основе разработанного модельного стандарта деятельности муниципального краеведческого музея.
Все это свидетельствует о том, какое важное значение придает государство и лично Президент Российской Федерации деятельности краеведческих музеев в современных условиях.


Задачи краеведческих музеев на современном этапе.

Фундаментальные трансформации, происходящие в последние годы в мире, изменения в политической, экономической и социокультурной сферах в России ставят на повестку дня перед краеведческими музеями новые задачи, соответствующие современным вызовам времени. И чем настойчивее эти вызовы, тем с большей энергией и креативным подходом необходим поиск новых решений.
Еще до начала известных событий 2014 г. специалисты отмечали, что «в XXI в. в условиях глобализации возрастает роль и ответственность музея как непререкаемого авторитета в деле сохранения и трансляции культурного наследия, как учреждения общенациональной значимости и неизменного атрибута суверенного государства, который призван поддерживать традиционные культурные стандарты на высоком уровне и обеспечивать преемственность гуманистических ценностей и производство мировоззренческих смыслов» [9, с. 16]. 
В настоящее время значительно возросла роль местных музеев в развитии гражданственности, формировании региональной и национальной идентичности, воспитании патриотизма. На региональном уровне краеведческий музей является «культуро- и социообразующим ядром территориальных образований: формирует их культурную среду, приобщает граждан ко всему спектру историко-культурного наследия и нравственным ценностям предков, повышая тем самым уровень гражданской инициативы и ответственности» [9, с. 16]. В Национальном докладе «Музеи России на рубеже тысячелетий», подготовленном Союзом музеев России в 2011 г., подчеркивалось: «Музейный фонд страны – это своего рода ДНК общества, позволяющий сохранять национальную и этнокультурную идентичность, воспроизводить единство и целостность страны и нации, формировать в обществе и у каждого человека ценностные ориентиры, способность к творческому освоению мира» [4].
А краеведение, как известно, традиционно является одним из важнейших источников воспитания патриотизма и стремления служить своему Отечеству. Оно не только способствует позитивным преобразованиям территорий на основе научных знаний о региональных особенностях и возможностях, но и является адаптивно-стабилизирующим фактором в нестабильном обществе. Чувство малой родины, гордость за земляков, знание своей достоверной истории, своих корней укрепляют уверенность человека в его настоящем и будущем. 
Известно, что в последние годы предпринимались и продолжают предприниматься активные действия по дискредитации патриотизма, как философской идеи и нравственного принципа; патриотов нередко обвиняют в шовинизме, национализме и сепаратизме. Вместе с тем новая реальность, в которой оказалось наше государство, свидетельствует о том, что идеи патриотизма, являющиеся основой консолидации современного российского общества, будут в обозримом будущем чрезвычайно востребованы. Воспитание гражданского или конструктивного патриотизма на основе научно-обоснованных знаний в противоположность патриотизму слепому или псевдопатриотизму, становится одной из наиболее актуальных государственных задач. Более того, по мнению Президента Российской Федерации В. В. Путина, патриотизм должен стать национальной идеей, объединяющей наше общество для противостояния внешним и внутренним угрозам5. В этой связи в наши дни значительно возрастает роль государственного краеведения и одного из его массовых и важнейших субъектов – краеведческого музея – действенного механизма передачи культурно-исторического наследия локального социума, формирующего основы нравственности, гражданственности и патриотизма.
События последних лет особенно остро обострили дискуссионность и многозначность интерпретаций основ миропорядка, установившегося после окончания Второй мировой войны. Битвы за историческую память сотрясают информационное пространство, разрушая привычные ценности, взгляды, идентичность. Поэтому одной из актуальных в наши дни остается проблема качества исторического образования. Перед учеными поставлена задача при разработке учебных курсов и учебников не только синхронизировать отечественную и всеобщую историю с целью показа мировых событий через призму российских, но также уделять особое внимание и краеведению: показу исторических, экономических, национальных и культурных особенностей регионов. История региона всегда должна изучаться в контексте истории страны в целом. Так же, как история России – в контексте мировой истории. 
На встрече с историками и представителями традиционных религий России 4 ноября 2022 г. Президент Российской Федерации В. В. Путин уделил вопросам исторического образования и краеведения особое внимание. «Конечно, история страны должна начинаться с истории семьи, деревни, поселка, города, региона, где человек родился, вырос, где он начал осознавать себя частью своей страны, частью большого народа, – вот оттуда, там все истоки самосознания», – подчеркнул президент. В решении этой задачи он предложил опираться на деятельность краеведческих музеев: «Кстати говоря, музейщики здесь тоже могли бы помочь, потому что краеведческие музеи во многих населенных пунктах у нас находятся»6. 
По итогам встречи был выработан перечень поручений. В частности, Министерству просвещения России совместно с Межведомственной комиссией по историческому просвещению, Министерству культуры России, органам государственной власти субъектов Российской Федерации и с привлечением Ассоциации «Российское историческое общество», Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество» было поручено проанализировать практику изучения истории субъекта Российской Федерации (истории родного края) в контексте истории России в рамках изучения учебного предмета «История» и представить предложения, направленные на разработку единого подхода к преподаванию истории родного края, предусмотрев возможность проведения соответствующих занятий в краеведческих музеях7. Вслед за этим появилось письмо Министерства просвещения Российской Федерации от 05.05.2023 г., адресованное руководителям органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В нем рекомендуется организовывать занятия по истории родного края в краеведческих музеях. Таким образом, перед местными музеями стоит непростая задача: не только наладить и упрочить отношения с органами образования, но и адаптировать музейные экспозиции и другие формы музейных публикаций для нужд образовательного процесса.
Одной из наиболее важных остается задача эффективного и правдивого представления широкой аудитории научных историко-краеведческих знаний музейными средствами. Российская Федерация, согласно своей Конституции, «обеспечивает защиту исторической правды»8, а государственные учреждения, включая и краеведческие музеи, обязаны руководствоваться этой конституционной нормой.
Как известно, интерес к истории своей страны проявляют большинство российских граждан. Это подтверждают регулярные опросы общественного мнения в нашей стране. Так, в марте 2023 г., по данным ВЦИОМ, подавляющее большинство россиян (более 90%) заявило, что интересуется историей России9. Похожее исследование было проведено нами и в Омске в 2021 г. Тогда оказалось, что отечественной историей интересуются 72% опрошенных омичей, а местной – 56%. Среди источников исторической информации подавляющее большинство участников опроса назвали интернет. На втором месте с небольшим отставанием – музейные экспозиции, экскурсии и лекции. На третьем месте – телевидение и кино, на четвертом – научно-популярная литература. И завершала список источников исторической информации научная литература [2, с. 34]. Следовательно, в современных условиях наиболее популярными у рядовых горожан являются разные формы публичной истории, а деятельность представителей цеха историков, специалистов-краеведов, готовых работать в пространстве диалога с заинтересованной частью общества, приобретает особое значение. К ним относятся, в первую очередь, сотрудники краеведческих музеев – так как вопросы местной истории являются одним из ключевых сегментов в сфере исторических интересов граждан.
И это неслучайно. С информацией о прошлом родного края мы сталкиваемся в буквальном смысле «на каждом шагу». Местные топонимы, объекты историко-культурного наследия, городские легенды и семейные рассказы, личные наблюдения – все это близко и понятно широкой публике. Она готова потреблять эту информацию и живо интересуется ею. В этой ситуации не академический историк, публикующий свои труды немногочисленными тиражами и обсуждающий их достоинства в узкой научной среде, а именно профессиональный историк-краевед, сотрудник музея, занимающийся научно-просветительской деятельностью, оказываются на авансцене формирования общественного исторического сознания.
Но нередко их место в публичном пространстве пытаются занять краеведы-дилетанты, не всегда готовые выполнить данную миссию, но уверенные в своих исторических познаниях и собственном предназначении транслировать их в популярном виде. Им чужды представления о критике исторических источников, историографическом осмыслении проблемы, методике работы историка. Но зато у них всегда велико желание совершать новые «научные открытия». В результате появляются невероятные исторические «сенсации», рождаются и укореняются, не без участия журналистов, в общественном сознании многочисленные мифы и исторические фальсификации.
Нельзя не согласиться с мнением о том, что «краеведение, приобретающее черты паранауки, – явление весьма и весьма небезобидное по своим социальным и культурным последствиям. Оно неизбежно вступает в конфронтацию с наукой, поскольку утверждает себя на противопоставлении ей. Оно расшатывает рациональные основы миропонимания, прививает общую «интеллектуальную неаккуратность» (К. Саган) и усиливает мистифицированность обыденного сознания, к носителям которого всегда адресуется» [10, с. 38]. Обращал внимание на «поток дилетантских сочинений и безответственных утверждений, основанных на использовании лишь немногих данных», и выдающийся деятель современного отечественного краеведения академик С. О. Шмидт. Он считал, что это «должно побудить истинных краеведов противостоять таким неблаговидным действиям и добиваться выявления исторической правды. И более опытные специалисты обязаны передавать навыки своего источниковедческого и научнопопуляризаторского мастерства менее опытным, но также тянущимся к краеведным знаниям» [11, с. 713]. 
Главный музейный продукт – музейная экспозиция – создается для массового потребления и является частью публичной истории. Но в основе такой экспозиции должны лежать академические исторические знания. От того, насколько продуктивно будут выстроены взаимоотношения между музеями и учеными, зависит успех формирования грамотного общественного исторического сознания. Вместе с тем мы видим, что академическая историческая наука теряет свою привлекательность в качестве инструмента построения региональной идентичности, а российские музеи, которые в этом контексте действуют более эффективно, часто оказываются оторванными от академического дискурса. Следовательно, пространство публичной истории должно стать ареной взаимодействия ученых и музейных краеведов в борьбе за чистоту краеведческих знаний, свободных от мифологем и фальсификаций. 
Необходим также поиск площадок, где могла бы осуществляться коммуникация между академической наукой и профессиональным музейным сообществом. Одним из выходов в этом направлении могут стать краеведческие научные форумы, объединяющие в своем составе и ученых-историков, и сотрудников краеведческих музеев. 
Не менее значимы партнерские отношения между музейными сотрудниками и краеведами-любителями, широкой музейной аудиторией. Важным, по мнению известного специалиста по методологии исторической науки профессора И. М. Савельевой, является «интерактивное взаимодействие между историком, публикой и историческим знанием (объектом изучения)». При этом «непрофессиональная группа <…> является, наряду с историком, не реципиентом, а сотрудником, сотворцом знаний». Более того, она считает, что «в открытом рабочем диалоге профессионалов с находящейся за стенами научного учреждения общественностью стороны могут создавать новое и уточнять уже существующее знание о прошлом» [12, с. 145]. 
Рассуждая о публичной истории, И. М. Савельева приходит к выводу о том, что в последнее время «между двумя старыми антиподами, историей профессиональной и популярной, появляется промежуточное звено. Сегодня мы имеем дело с триадой: „профессиональная история – публичная история – популярная история“» [12, с. 147]. Если применить эту триаду к местной истории, то профессиональную историю в ней будут представлять ученые-регионоведы, публичную историю – историки-краеведы, в первую очередь работающие в музеях, и популярную историю – краеведы-любители. На наш взгляд, эта мысль в XXI в. заслуживает быть лейтмотивом в деятельности краеведческих музеев, сотрудники которых оказались в центре этой триады. Не противостояние, а сотрудничество, партнерство – вот та стратегия, которая способствует развитию взаимного уважения, понимания, доверия между представителями разных направлений в отечественном краеведении. Важно создание в регионах авторитетного околомузейного краеведческого сообщества из представителей этих направлений. В результате отношения между ними будут более прочными и стабильными, а знания об истории края научными, но в то же время понятными для разных групп населения. 
Наконец, в связи с актуализацией и развитием внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации перед краеведческими музеями, включая и муниципальные, встает новая задача – всесторонне способствовать развитию туризма в своих регионах. Такое внимание к внутреннему туризму связано не только с объективными причинами ограничений, вызванными санкционной политикой недружественных нам государств, но и высокими темпами развития туристической инфраструктуры в Российской Федерации. Краеведческие музеи в новых условиях становятся важными элементами этой инфраструктуры. Они прочно занимают центральное место в процессе успешного развития культурного туризма и, опираясь на научные краеведческие знания, должны способствовать привлечению новых туристических потоков в свои регионы.
Бесспорно, в современных условиях перед краеведческими музеями стоят и другие задачи, в том числе и культурно-досуговые. Нередко их предлагают считать приоритетными. Но, учитывая наличие у большинства музеев уникальных коллекций, бережно хранимых ими десятилетиями, а порой и веками, и не менее ценный научно-кадровый потенциал, взращенный в повседневной практике музейной жизни, можно с уверенностью утверждать, что восприятие музеев исключительно как досуговых учреждений неоправданно расточительно. Краеведческие музеи в истории отечественной культуры наиболее продуктивно функционировали именно как научно-исследовательские и научно-просветительские институции. Как и раньше, они, наряду с библиотеками и архивами, должны быть на местах важным элементом научно-образовательной системы, метко названной «провинциальной академией наук», призванной обеспечивать процесс формирования и трансляции научных знаний о крае.
Исходя из вышеизложенного, комплекс наиболее важных и актуальных задач, стоящих перед современными краеведческими музеями, на наш взгляд, выглядит следующим образом:
  1. Воспитание конструктивного патриотизма, формирование региональной и национальной идентичности граждан на основе научных краеведческих знаний.
  2. Обеспечение возможности использования широкого ассортимента музейных услуг в историческом образовании.
  3. Широкое представление научных историко-краеведческих знаний в публичном пространстве, противодействие мифологизации и фальсификации истории.
  4. Активное участие в развитии внутреннего туризма, повышении туристической привлекательности регионов.


Активизация научно-краеведческих исследований – важное условие успешной деятельности краеведческих музеев.

На наш взгляд, выполнить эти серьезные задачи можно лишь при условии, что краеведческие проблемы в них будут занимать столь же значимое место, как и проблемы музееведческие. Сотруднику музея важно не только обеспечить сохранность музейных предметов и их оригинальное и современное представление в экспозиции, но и суметь грамотно извлечь заложенную в них краеведческую информацию, поместить ее в достоверный, научно обоснованный историко-краеведческий контекст и доступно донести полученный результат до потребителя. При этом научный сотрудник должен быть не просто пассивным транслятором готовых и не всегда качественных и адаптированных к музейной практике краеведческих знаний, а, наоборот, являться их активным производителем, верификатором и популяризатором. Тогда он будет выполнять возложенные на него функции осознанно и профессионально. Необходимо работу региональных и муниципальных музеев оценивать не только с позиций практического музееведения, но и с позиций научного краеведения. Ведь от качества музейного краеведческого продукта, его научного, познавательного, эмоционального, духовно-нравственного потенциала всецело зависит успех в решении стоящих перед местными музеями задач. 
Таким образом, усиление научно-исследовательской деятельности краеведческих музеев, вовлечение сотрудников в этот творческий процесс становится все более актуальной потребностью. Не секрет, что краеведческая работа в наших музеях не всегда находится на должном научном уровне. К примеру, в государственных и муниципальных заданиях краеведческих музеев первостепенное значение отводится вопросам комплектования, учета и обеспечения сохранности коллекций, работе с посетителями. Научным краеведческим исследованиям в них места, как правило, нет. Учредители по объективным причинам не в состоянии организовать краеведческий процесс в музеях, и поэтому воспринимают сотрудников этих подведомственных организаций, главным образом, как музейных работников вообще, организаторов досуговой деятельности. Но не краеведов-исследователей! 
Как ни странно, но и сами они далеко не всегда связывают себя с краеведением. Так, при опросе 148 сотрудников краеведческих музеев в 2023 г. на вопрос: «Кем вы себя ощущаете в первую очередь?», лишь один ответил однозначно – «краеведом». В то же время 61 человек считает себя исключительно «музейным сотрудником». И только 86 человек ответили – «и тем, и другим». То есть, более 40% участников опроса, выполняя функции руководителей подразделений, хранителей коллекций, экспозиционеров, музейных педагогов и экскурсоводов позиционируют себя лишь музейными работниками и далеки от краеведения. В своей практической музейной деятельности в случае необходимости они используют уже готовую краеведческую информацию, добытую либо их коллегами, либо другими представителями государственного или общественного краеведения. В этом прослеживаются отголоски советской эпохи, когда музейный сотрудник должен был заниматься не столько исследовательской деятельностью, сколько пропагандой незыблемых догм социалистического образа жизни. Научно-исследовательские традиции не являлись сильной стороной музеев. Возможно, поэтому авторитет музейных сотрудников среди ученых и краеведов был, а порой и остается не очень высоким.
Вывод, который напрашивается по итогам этого опроса, очевиден, – необходимо значительное усиление позиций музейных сотрудников в научном краеведческом процессе. Работая в краеведческом музее, надо быть краеведом-исследователем. Это касается всех специалистов, занятых в основной деятельности. Для хранителей музейных коллекций первостепенное значение имеет выявление научно-краеведческого потенциала музейных предметов; для экспозиционеров – грамотное, научно достоверное представление краеведческой информации при создании экспозиций и выставок с опорой на музейные коллекции; для экскурсоводов при подготовке бесед, лекций, экскурсий важен критический подход к краеведческой литературе и другим источникам информации. Профильные научные исследования должны стать неотъемлемой частью деятельности современных краеведческих музеев, чтобы их сотрудники могли гордо именовать себя профессиональными краеведами.
В последнее время все актуальнее становится необходимость организации в краеведческих музеях своих научно-исследовательских подразделений, способных создавать краеведческую продукцию как для оперативного музейного использования, так и для широкого потребления, в том числе и в учебном процессе. В ОГИК музее, например, в 2023 г. был учрежден отдел краеведческих исследований, в ближайших планах которого написание истории музея, выявление и изучение краеведческих источников для многотомного серийного издания «Антология омского краеведения», подготовка научно-популярных книг, разного рода историко-краеведческих справок. 
Как улучшить качество краеведческой продукции государственных и, особенно муниципальных музеев? Безусловно, их работа требует к себе более пристального и постоянного внимания ученых. В крупных региональных краеведческих музеях экспертизу научных, издательских и выставочных проектов выполняют Ученые советы, в состав которых, наряду с сотрудниками самого музея, входят представители учредителей, вузов и НИИ, других научно-исследовательских организаций. Но делается это не всегда и не повсеместно. В муниципальных же музеях, где нет Ученых советов, функции таких экспертов часто выполняют лишь наиболее авторитетные краеведы-любители. На наш взгляд, этого явно недостаточно. Целесообразно создание краеведческих научно-методических центров при региональных музеях, университетах, отраслевых научно-исследовательских институтах Российской академии наук, а лучше – единого общероссийского академического краеведческого центра. Использование при этом опыта Центрального бюро краеведения, существовавшего в 1920-е гг., здесь было бы крайне уместно. 
Необходимость создания такого центра назрела давно. Еще в 1960-х гг. этот вопрос поднимал в своих трудах всемирно известный теоретик, историк и практик музейного дела А. М. Разгон: «Краеведение нуждается в организации, которая с учетом опыта 1920-х – 1930-х гг. <…> создала бы стройную систему, охватывающую научные краеведческие общества, музеи, исследовательские институты и учебные заведения. <…> Проведение краеведческих исследований на современном уровне невозможно без овладения краеведами основами методики, как общей, так и частной, без системы учреждений, призванных разрабатывать вопросы методики краеведческого исследования. Ощущается острая необходимость в специальном научно-исследовательском центре» [13, с. 331]. Отсутствие единого федерального краеведческого центра также остро ощущается и в наши дни. В первую очередь это сказывается на деятельности государственных учреждений, профессионально занимающихся краеведением.
Не менее важны и региональные краеведческие центры. В 1970-1980-х гг. краеведческие музеи в СССР стали приобретать особый статус в краеведческом процессе, признаваться не только политико-просветительными, но и научно-исследовательскими учреждениями, они должны были выполнять функции научно-методических краеведческих центров на местах10. Справедливости ради, следует отметить, не все музеи были готовы к этому. Но там, где работа была организована должным образом, музеи становились такими центрами. Например, в Казани, Горьком, Перми, Петрозаводске, Иваново, Калуге, Нижнем Тагиле [13, с. 329]. 
В постсоветский период научная краеведческая деятельность музеев, как правило, государством не регламентировалась. Музеи освободились от какого-либо идеологического давления и тематических ограничений. В результате активизировалась творческая инициатива сотрудников, появились многочисленные научные труды и выставочные проекты регионального характера по таким не приветствуемым ранее темам, как история частного предпринимательства, дворянства, земских учреждений, политических партий, антисоветских сил, религиозных конфессий, благотворительности, репрессивной политики государства и т. д. 
По мнению исследователей, на рубеже XX–XXI вв. «научная работа краеведческих музеев <…> питала науку и вносила свой вклад в преодоление мировоззренческого кризиса и восстановление цельности нашего исторического знания» [14, с. 19]. Не преувеличивая значения музеев в формировании научного мировоззрения личности, отметим, что музейная историческая экспозиция является одним из наиболее доступных источников исторической информации, а подлинный музейный предмет – мощным средством эмоционального воздействия на посетителей. В совокупности это обеспечивает музеям важные преимущества в процессе формирования исторического сознания социума. Но без опоры на глубокие научные знания эти преимущества утрачиваются. Следовательно, научная деятельность должна стать одним из основных критериев для оценки социальной эффективности музея. В то же время чрезмерное, а порой и бездумное увлечение в недавнем прошлом некоторых музеев развитием рекреативных форм деятельности приводило к тому, что «наметилась опасная тенденция превращения музея в центр проведения досуга при сокращении и даже отказе от научных исследований»11.
Неслучайно известный организатор научной работы в музейной сфере академик А. И. Мартынов в начале XXI в. обращал внимание на необходимость усиления научного значения музеев. Допуская, что в перспективе «постепенно будет снижаться монополия Российской Академии наук и повышаться роль других научных структур», он считал, что музеи, особенно крупные, «должны занять свое место в системе отечественной науки, приобрести функции научных центров» [15, с. 113]. В Сибири к таковым А. И. Мартынов в то время относил краеведческие музеи Омска, Тюмени, Северска, Красноярска, Барнаула, Минусинска [15, с. 110–111].
Экстраполируя эти взгляды ученого на современную музейную жизнь, признаем, что многие ведущие региональные и федеральные музеи в Российской Федерации в наши дни стали такими научными и научно-методическими центрами, но вопросы краеведения, организации локально-исторических исследований, как правило, не входят в круг их интересов. Приоритет отдается музеологическим проблемам. Практика же подсказывает, что требуется усиление именно профильного научно-исследовательского направления в местных музеях. 
Приступать к решению этой задачи следует с внедрения краеведческого компонента в научно-методическую работу как региональных музеев, так и Научного совета исторических и краеведческих музеев Российской Федерации, успешно функционирующего с 1994 г. при Государственном историческом музее. Ведь главное в деятельности краеведческих музеев все же – краеведение, а следовательно, в музейном мире российской провинции необходимы такие научные центры краеведения.


Роль краеведческих музеев в развитии отечественного краеведения.

В перспективе региональные краеведческие музеи могут стать не только центрами музейного краеведения, а вообще – центрами местной краеведческой жизни. Ведь они имеют многолетний опыт научно-исследовательской и популяризаторской деятельности и находятся во всех регионах России. Учитывая это, а также наличие у музеев определенного административного ресурса, кадрового и научного потенциала, субсидий на выполнение государственного задания, считаем, что эти субъекты государственного краеведения, бесспорно, способны и должны занять центральное место в краеведческом процессе России. Вокруг них следует формировать региональные краеведческие кластеры, объединяющие представителей всех организационных форм краеведения. Это одно из важнейших условий решения тех актуальных задач, которые стоят сейчас перед краеведческими музеями. Конечно, эта роль по плечу далеко не всем региональным музеям, но мы уверены, что тех, кто может с ней справиться, насчитывается не менее чем несколько десятков. 
Наша задача – выстроить современную организационную модель, обеспечивающую поступательное развитие отечественного краеведения, ключевые позиции в которой занимали бы местные музеи – пожалуй, единственные в стране государственные учреждения, в названиях которых, как и раньше, присутствует термин «краеведение». Имеет смысл не только проанализировать опыт их работы в своем профильном направлении, но и выяснить творческий потенциал, потребности в научном обеспечении, обсудить перспективы совместных межмузейных проектов. 
В последние годы многие музеи, опираясь на поддержку государства, стали признанными лидерами краеведческого процесса в своих областях, краях, национальных республиках. Более половины из числа опрошенных в 2023 г. представителей краеведческих музеев (а это были, как правило, руководители, заместители руководителей по научной работе, ведущие научные сотрудники) заявили о своей готовности возглавить краеведческий кластер в регионе. И на это у них есть достаточно веские основания. Нередко региональные краеведческие музеи имеют свои научные труды, на страницах которых публикуются результаты исследований музейных сотрудников, ученых, краеведов. К наиболее успешным и стабильным музейным изданиям следует отнести «Вестник Сахалинского музея», «Записки Гродековского музея» (Хабаровский краевой музей им. Н. И. Гродекова), «Брянский краеведческий вестник», «Белгородский краеведческий вестник», «Херсонесский сборник», «Музейный вестник Республики» (Донецкий республиканский краеведческий музей), 
«Музеи и краеведение» (Национальный музей Республики Коми), «Чувашский национальный музей: люди, события, факты», «Краеведческие записки» (Орловский краеведческий музей, Магаданский областной краеведческий музей, Иркутский областной краеведческий музей, Самарский областной историко-краеведческий музей им. П. В. Алабина, Камчатский краевой объединенный музей) и др. 
Музеи регулярно проводят научные краеведческие конференции: «Астраханские краеведческие чтения» (Астраханский музей-заповедник), «Мартьяновские краеведческие чтения» (Минусинский региональный краеведческий музей им. Н. М. Мартьянова), «Дорофеевские чтения» (Оренбургский губернский историко-краеведческий музей), «Поморские чтения» (Архангельский краеведческий музей), «Мурманские научные чтения» (Мурманский областной краеведческий музей), «Гродековские чтения» (Хабаровский краевой музей им. Н. И. Гродекова), «Арсеньевские чтения» (Музей истории Дальнего Востока им. В. К. Арсеньева), «Кытмановские чтения» (Енисейский музей-заповедник им. А. И. Кытманова). Все это свидетельствует о наличии в музеях серьезных научно-исследовательских традиций и обширных научно-краеведческих связей.
Но анализ содержания некоторых последних музейных изданий показал, что музеям необходимо активизировать свое собственное участие в их создании. Так, в Минусинске удельный вес публикаций музейных сотрудников в общем объеме издания составил лишь 11%, в Южно-Сахалинске – 21%, в Хабаровске – 25%, в Нижневартовске – 37% и в Омске – 50%. Участие музейных сотрудников в написании статей краеведческого характера выглядит следующим образом: в Нижневартовске 80% таких публикаций подготовлено в музее, в Омске – 50%, в Хабаровске – 40%, в Минусинске – 20%, в Южно-Сахалинске их нет12. Конечно же, эта статистика, опирающаяся на анализ лишь одного случайного издания от музея, не может служить основанием для каких-то серьезных выводов. Но сама методика расчетов дает возможность этим и другим российским краеведческим музеям проанализировать свою деятельность за более продолжительные периоды. На наш взгляд, эти показатели должны быть, как минимум, паритетными. Музеям необходимо следить за тем, чтобы сторонние авторы в их изданиях не преобладали, и стимулировать своих сотрудников к научно-краеведческим исследованиям.
Одним из лидеров государственного краеведения в Российской Федерации является Омский государственный историко-краеведческий (ОГИК) музей, который в последние десятилетия проводит системную работу по организации краеведческого процесса в регионе, придавая при этом первостепенное значение именно вопросам воспитания патриотизма и формирования гражданской идентичности [16, 17, 18]. Эта тенденция отчетливо прослеживается как в масштабных экспозиционных проектах музея «Сибирский град Петров», «Этническая панорама Сибири», «Самой природой так заведено» [19, 20], так и в организации научных краеведческих исследований, конференций и форумов, взаимодействия с посетителями разных возрастов. Особо следует отметить работу музея с детской и молодежной аудиторией в рамках проведения на протяжении нескольких десятилетий краеведческих интеллектуальных игр и Областной молодежной научной краеведческой конференции «Омское Прииртышье: природа, история, культура» [21]. С 2023 г. эта конференция называется «Палашенковские чтения» – в память об основоположнике современного омского краеведения, директоре музея А. Ф. Палашенкове. В ее организации, наряду с ОГИК музеем, принимают участие Министерство образования Омской области, Министерство культуры Омской области, Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского, Омский государственный педагогический университет, Омский кадетский корпус.
ОГИК музей регулярно проводит крупные всероссийские научные краеведческие мероприятия. Так, в 2011 г. была успешно организована знаковая, на наш взгляд, Всероссийская научно-практическая конференция «Краеведение как феномен провинциальной культуры» [22], в 2019 и 2021 гг. состоялись V и VI Ядринцевские чтения, посвященные актуальным проблемам отечественного краеведения [23, 24], в 2022 г. прошел Всероссийский Омский краеведческий форум, на котором обсуждался вопрос о роли государственных учреждений в развитии отечественного краеведения [25]13, а в 2023 г. в Омске было проведено заседание Научного совета исторических и краеведческих музеев Российской Федерации на тему «Краеведение в российских музеях». По итогам заседания Научного совета ОГИК музей выступил с инициативой реализации в 2023–2025 гг. Межрегионального инновационного проекта «Музей и краеведение», с целью выявления научно-краеведческого потенциала российских музеев, обмена передовым опытом и определением наиболее актуальных современных задач в области развития краеведения. Проект поддержали ведущие краеведческие музеи от Крыма и Калининграда до Сахалина и Хабаровска. Основную часть участников проекта составили музеи Сибири.
Проект «Музей и краеведение» призван наметить пути совершенствования деятельности российских региональных и муниципальных музеев как центров развития краеведческого процесса на местах. В 2024 г. состоятся традиционные VII Ядринцевские чтения, на которых будут подведены первые итоги реализации проекта и обсуждены его дальнейшие перспективы.
Таким образом, опыт ОГИК музея и других ведущих краеведческих музеев Российской Федерации по организации комплексного подхода к развитию краеведения в регионах свидетельствует о результативности и перспективности этой стратегии, позволяющей успешно решать актуальные задачи, стоящие перед российскими краеведческими музеями. Бесспорно, этому процессу необходимы научная и организационная поддержка государства, крупных федеральных научных и музейных учреждений. 
Но не меньшее значение имеет и осознанный самостоятельный подход музеев к организации своей деятельности и всего краеведческого процесса на местах. Необходима активизация научно-исследовательской краеведческой работы в музеях, укрепление профессиональных позиций их сотрудников в научном и краеведческом сообществах. Следует добиваться расширения ассортимента создаваемого научного краеведческого продукта, доступного разным категориям российских граждан, интересующихся отечественной историей. Ведущие региональные музеи, выполняющие функции научно-методических центров, должны активнее включать в программы своей методической работы вопросы краеведения и организации научных исследований. Являясь форпостами краеведения на местах, такие музеи вполне могут возглавить краеведческие кластеры в регионах, объединив вокруг себя ученых, представителей музеев, библиотек и архивов, занятых в краеведческом процессе, краеведов-любителей.
Все эти усилия неизбежно приведут к дальнейшему развитию отечественного краеведения, что, в свою очередь, будет не только способствовать повышению интереса граждан к природе и истории тех территорий, где они живут, но и воспитанию любви к родным местам, «духовной оседлости», о которой говорил Д. С. Лихачев, развитию общей культуры граждан и социальной стабильности. На региональном уровне краеведение «может стать „философией жизни“», обеспечивать обоснование «определенной формы жизнедеятельности в конкретном месте и прогнозирование ее перспектив» [26, с. 52]. Прав был академик С. О. Шмидт, когда заявлял: «Степень развития краеведения – один из показателей уровня культуры края, микроклимата его общественной жизни» [27, с. 708]. 


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
  1. Мазур Л. Н. Эволюция музейной сети России в XX – начале XXI вв.: историко-статистический анализ // Культура и взаимодействие народов в музейных, научных и образовательных процессах – важнейшие факторы стабильного развития стран 
Евразии: сб. науч. тр.: в 2 ч. / отв. ред.: М. Л. Бережнова, А. А. Ильина, С. Н. Корусенко. – Омск: Издат. дом «Наука», 2021. – Ч. 2. – С. 80–87.
  2. Вибе П. П. Краеведение в XXI веке: структурный анализ, задачи и место «самого массового вида науки» в публичном пространстве // VI Ядринцевские чтения: материалы Всероссийской научно-практической конференции (28–30 октября 2021 г.) / отв. ред. П. П. Вибе. – Омск: ОГИК музей; СПб: Любавич, 2021. – 
С. 11–40.
  3. Маловичко С. И., Румянцева М. Ф. Локальная история и историческое краеведение: проблема определения дисциплинарного статуса // Методология и методы изучения региональной истории: Центральное Поволжье в глобализационном измерении: материалы научного семинара. – Казань: Казанский государственный технический университет им. А. Н. Туполева, 
2016. – С. 3–22. 
  4. Шмидт С. О. «Золотое десятилетие» советского краеведения // Отечество: краевед. альм. – М., 1990. – Вып. 1. – С. 11–27.
  5. Лихачев Д. С. Письма о добром. – М.: Наука; СПб: Logos, 
2006. – 315 с. 
  6. Лихачев Д. С. Краеведение как наука и как деятельность // Лихачев Д. С. Русская культура. – М.: Искусство, 2000.  – С. 159–173.
  7. Киселев А. В. Цивилизационная объяснительная модель концепта «край» – «краеведение» // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств. – 2011. – № 15. – С. 85–96.
  8. Козлов В. Ф. Центральное бюро краеведения и Союз краеведов России – две модели отечественного краеведческого движения // Третьи Ядринцевские чтения: материалы III Всероссийской научнопрактической конференции, посвященной 300-летию Омска (Омск, 26–28 ноября 2015 г.) / под. ред. П. П. Вибе, Т. М. Назарцевой. – Омск: ОГИК музей, 2015. – С. 55–59.
  9. Киселев А. В. Цивилизационный статус краеведческого музея // Вестник Томского государственного университета. Культурология и искусствоведение. – 2014. – № 2 (14). – С. 15–30. 
  10. Никитин А. О. Краеведение между исследованием и мифом // Пятые Яхонтовские чтения: материалы межрегиональной научнопрактической конференции. – Рязань, 2010. – С. 21–43. 
  11. Шмидт С. О. Вступительное слово на конференции «Малые города России: Малоярославец – проблемы истории и возрождения» // Шмидт С. О. После 75: работы 1997–2001 годов. – М.: РГГУ, 2012. – 734 с.
  12. Савельева И. М. Профессиональные историки в «публичной истории» // Новая и новейшая история. – 2014. – №3. – С. 141–156.
  13. Разгон А. М. Пути советского краеведения. 1967 // Новации в музейном мире. Музейный мир А. М. Разгона: сб. документов и материалов / отв. ред. И. В. Чувилова, О. Н. Шелегина. – М.: Квадрига, 2022. – 416 с. 
  14. Титова В. В. Деятельность краеведческих музеев в условиях реформирования российского государства на рубеже XX–XXI веков (на материалах краеведческих музеев Центрального региона РФ): автореферат дисс. канд. ист. наук. Специальность 07.00.02 – Отечественная история. – М., 2003. – 21 с.
  15. Мартынов А. И. Краеведческий музей как научный центр региона // Теория и практика музейного дела в России на рубеже XX–XXI веков: тр. Гос. ист. музея. – М., 2001. – Вып. 127. – С. 109–117. 
  16. Вибе П. П. Омский государственный историко-краеведческий музей в системе краеведческих знаний региона // Известия Омского государственного историко-краеведческого музея / сост. и науч. ред. П. П. Вибе. – 2013. – № 18. – С. 7–16.
  17. Вибе П. П. Краеведческий музей как ресурсная база формирования инфраструктуры историко-культурного пространства региона: анализ исторического опыта Омского государственного историкокраеведческого музея // Седьмые всероссийские краеведческие чтения. – М., 2013. – С. 558–570.
  18. Вибе П. П., Блинова О. В. Омский государственный историкокраеведческий музей: комплексный подход к развитию краеведения в регионе // Государственное краеведение в Российской Федерации в конце XX – начале XXI веков: основные проблемы и перспективы развития: сб. науч. тр. / гл. ред. П. П. Вибе. – Омск: ОГИК музей, 2022. – С. 76–87.
  19. Этническая панорама Сибири: альбом-путеводитель по экспозиции и этнографической коллекции Омского государственного историко-краеведческого музея / под ред. П. П. Вибе; сост. П. П. Вибе, М. А. Жигунова. – Омск: ОГИК музей; СПб.: Любавич, 2020. – 144 с.
  20. Сибирский град Петров: альбом-путеводитель по исторической экспозиции и коллекциям Омского государственного историкокраеведческого музея / под ред. П. П. Вибе. – Омск: ОГИК музей; СПб.: Любавич, 2022. – 144 с.
  21. Ерошевская Д. В. Двадцатипятилетний юбилей молодежной краеведческой конференции // Омский краевед: науч.-попул. альм. / гл. ред. П. П. Вибе. – 2022. – № 11. – С. 124–127.
  22. Краеведение как феномен провинциальной культуры: материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 125-летию со дня рождения А. Ф. Палашенкова (1886–1971) / под ред. П. П. Вибе, А. А. Кильдюшевой, Е. М. Бежан [и др.]. – Омск: ОГИК музей, 2011. – 696 с.
  23. Пятые Ядринцевские чтения: материалы V Всерос. науч.практ. конф. на тему: «Краеведение как фактор социокультурной жизни общества: история и современность» (30–31 октября 2019 г.) / отв. ред. П. П. Вибе. – Омск: ОГИК музей, 2019. – 443 с.
  24. VI Ядринцевские чтения: материалы Всерос. науч.-практ. конф. «Образы прошлого в публичном пространстве: проблемы репрезентации исторических знаний» (28–30 октября 2021 г.) / отв. ред. П. П. Вибе. – Омск: ОГИК музей; СПб: Любавич, 
2021. – 463 с.

1 Федеральный закон от 26.05.1996 № 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 27.05.1996. – N 22. – Ст. 2591.
2 Шмидт С. О. Краеведение // Большая российская энциклопедия / гл. ред. Ю. С. Осипов. – Т. 15. – М.: БРЭ, 2010. – С. 558.
3 Президент России. Перечень поручений по итогам встречи с представителями общественных патриотических и молодежных организаций, состоявшейся 2 февраля 2023 года. 26.04.2023. http://www.kremlin.ru/acts/assignments/orders/71013/ (дата обращения: 01.10.2023).
4 Музеи России на рубеже тысячелетий. Национальный доклад. http://www.souzmuseum.ru/ index.php?option=com_content&view=article&id=20477:2011-god&catid=10571&Itemid=131/ (дата обращения: 01.10.2023).
5 ТАСС: Путин рассказал о национальной идее России. 10.05.2020. https://tass.ru/ obschestvo/8438743 (дата обращения: 01.10.2023).
6 Стенограмма встречи Президента Российской Федерации В. В. Путина с историками и представителями традиционных религий России. 04.11.2022. http://prezident.org/tekst/stenogrammavstrechi-putina-s-istorikami-i-predstaviteljami-tradicionnyh-religii-rossii-04-11-2022.html (дата обращения: 01.10.2023).
7 Перечень поручений по итогам встречи с историками и представителями традиционных религий России (утв. Президентом РФ 11 декабря 2022 г. № Пр-2372). https://www.garant.ru/ products/ipo/prime/doc/405825851/(дата обращения: 01.10.2023).
8 Государственная дума Федерального собрания Российской Федерации: Конституция РФ. http://duma.gov.ru/legislative/documents/constitution/ (дата обращения: 01.10.2023).
9 ВЦИОМ: результаты исследований. https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/ puteshestvie-po-otechestvennoi-istorii/ (дата обращения: 01.10.2023).
10 Большая советская энциклопедия, 3 изд. – Т. 13. – Ст. 922; Советский энциклопедический словарь. –  М., 1989. – С. 651.
11 Музеи России. Научно-исследовательская деятельность. http://www.museum.ru/rme/mb_sci. asp/ (дата обращения: 01.10.2023).
12 Вестник Сахалинского музея. – 2023. – № 1 (42); Ежегодник Нижневартовского краеведческого музея. – 2023. – 12; Записки Гродековского музея. – 2023. – Вып. 41; Известия Омского государственного историко-краеведческого музея. – 2023. – № 24; Ученые записки Минусинского краеведческого музея имени Н. М. Мартьянова. – 2022. – Вып. 4.
13 Сибирь приглашает к сотрудничеству: всероссийский краеведческий форум в Омске // Московский журнал: история государства Российского. – М., 2023. – № 1 (385), январь. – С. 51–53.

Актуальность, цель, понятийный аппарат. В соответствии с Федеральным законом от 26 мая 1996 года N 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» музеи создаются «для хранения, изучения и публичного представления музейных предметов и музейных коллекций»1. За этой скупой юридической формулировкой скрывается масштабный комплекс функциональных задач, стоящих перед российскими музеями. Прежде всего, они должны обеспечивать научное документирование событий, явлений, процессов, закономерностей развития природы и общества. Важнейшей функцией музеев является обеспечение учета, сохранности и безопасности историко-культурных ценностей. Будучи научно-исследовательскими учреждениями, музеи должны изучать свои коллекции, выполнять другие, соответствующие их профилю научные исследования. Наконец, перед музеями стоят задачи активного участия в формировании человека, развитии его мировоззрения. 
  Особая роль в решении этих задач отводится краеведческим музеям – самому распространенному типу музеев в нашей стране. 
  
В настоящее время, по данным Росстата, в Российской Федерации их насчитывается около 1 500 [1, с. 85]. Это и крупные региональные музеи, находящиеся в областных, краевых и республиканских центрах, музеи в муниципальных образованиях и небольшие музеи в отдельных населенных пунктах. Все они призваны не просто обеспечивать выполнение возложенных на них законодательством сугубо профессиональных музейных функций, но и творчески осмысливать непростые вызовы нашего времени, адаптироваться в своей деятельности к меняющимся обстоятельствам, активно участвовать в жизни местного социума, быть сопричастными к его проблемам и нуждам.
  Учитывая это, целью данной аналитической записки является определение наиболее важных и актуальных задач, стоящих сейчас перед российскими краеведческими музеями, и поиск путей их решения в парадигме развития современного краеведения. Для ее достижения нами были изучены выступления, стенограммы встреч, поручения Президента Российской Федерации В. В. Путина последних лет, в которых затрагивались вопросы сохранения исторической памяти и участия в этих процессах российских музеев. Были проанализированы официальные сайты ряда региональных и муниципальных краеведческих музеев Российской Федерации, их научные издания, а также результаты социальных опросов и анкетирования 148 руководителей и научных сотрудников этих учреждений, проведенного в 2023 г. накануне состоявшегося в Омске заседания Научного совета исторических и краеведческих музеев Российской Федерации на тему «Краеведение в российских музеях».
  При этом мы опирались на предложенное нами ранее определение, в соответствии с которым под «краеведением» понимается «процесс формирования многоотраслевого знания о природе, истории, хозяйстве и культуре определенного края, ориентированный на популяризацию достигнутых результатов в публичном пространстве и использование их в воспитательных целях, в создании которого принимают участие как профессиональные специалисты, так и представители общественных движений, как правило, осознающие свою сопричастность к судьбе данной территории» [2, с. 20]. 
  Прежде всего в данном определении подчеркивается активный научно-исследовательский характер краеведческого процесса. Речь идет о целенаправленном формировании научных краеведческих знаний в противоположность банальному пассивному их накоплению, характерному для некоторых краеведов-любителей, использующих лишь труды своих предшественников и игнорирующих многочисленные краеведческие источники. 
  Другой важной чертой краеведения является публичность. Научнопопуляризаторская деятельность, стремление (и даже потребность) поделиться результатами своих изысканий с земляками для многих из краеведов – едва ли не определяющая мотивация. Труды краеведов априори социально ориентированы вне зависимости от того, написаны ли они профессиональными краеведами, краеведами-любителями или педагогами, преподающими методику краеведения и историю края. В современном социуме они значительно более востребованы, чем труды их коллег из сугубо академической сферы. Кроме того, важно подчеркнуть, что «краеведение, по мнению некоторых исследователей, требует не меньшего, а может быть, даже большего профессионализма», т. к. в научном сообществе существует система экспертных оценок, а краеведение «выходит непосредственно на социум» [3, с. 8]. 
  В нашем определении понятия «краеведение» особо подчеркивается его воспитательная роль. Практика показывает, что краеведение является основой гражданско-патриотического воспитания. Наиболее эффективно развитие такого сильного чувства привязанности и любви к малой родине – того, что принято называть патриотизмом, происходит в процессе «творческого общения людей разных поколений, разного уровня образованности и специальной подготовки» [4, с. 13]. Д. С. Лихачев подчеркивал, что «к патриотизму нельзя только призывать, его нужно заботливо воспитывать – воспитывать любовь к родным местам, воспитывать духовную оседлость» [5, с. 197]. Именно эту функцию самоотверженно берут на себя многие краеведы, поскольку их деятельность требует «от человека неравнодушного отношения к предмету и выводам своего изучения» [6, с. 159]. 
  Наконец, в нашем определении обращается внимание еще и на аксиологический подход к истории и культуре края, свойственный краеведам. Для них характерна активная гражданская позиция, инициативность в оценке и преодолении проблем, связанных с сохранением наследия, охраной окружающей среды, воспитанием патриотизма. Поэтому краеведы, как правило, не просто востребованы в публичном пространстве как популяризаторы знаний, но и являются членами экспертных комиссий, постоянными авторами научнопопулярных изданий, участниками телевизионных передач, экскурсоводами, блогерами, тем самым доказывая свою неформальную сопричастность к судьбе своей малой родины. 
  Кроме того, и это очень важно, в определении признается структурное разнообразие краеведения, наличие в нем самостоятельных организационных форм (государственное, общественное, учебное) и видов (историческое, географическое, литературное и т. д.), характерных для той или иной отрасли знаний.
  Данное определение понятия «краеведение» было представлено автором на Всероссийской научно-практической конференции VI Ядринцевские чтения (Омск, 2021), на Всероссийском Омском краеведческом форуме (2022), а также в рамках подготовки к заседанию Научного совета исторических и краеведческих музеев Российской Федерации на тему «Краеведение в российских музеях» в Омске в 2023 г. По результатам анкетирования, проведенного накануне заседания, при сравнении определений из Большой российской энциклопедии2 и предложенного автором данной статьи подавляющее большинство респондентов, или 93%, высказалось за нашу формулировку, как наиболее полно отражающую сущность краеведения. Подчеркнем, что понятия «краеведение» и «краеведческий процесс» являются тождественными понятиями, поскольку они полностью совпадают по смыслу и содержанию.
  Поясним также наше понимание некоторых других ключевых и производных краеведческих понятий. Предметом изучения краеведения является определенная территория, местность, край. Это исходный элемент познавательного процесса в краеведении. Под «краем» подразумевается какая-либо единица местности – от населенного пункта (или его части) до региона. Важно понимать, что представители государственного краеведения, как правило, определяют предметом своего исследования территорию в тех или иных административных границах (областные, краевые и республиканские музеи изучают территорию своих областей, краев и республик; а муниципальные музеи – территорию муниципальных образований). В случаях, когда исторически административные границы неоднократно менялись, исследователи нередко используют неофициальные названия территорий, определяемые географическими факторами. Например, в историко-краеведческих исследованиях, когда нет возможности использовать современное название территории «Омская область», исследователи обозначают эту же территорию названием «Омское Прииртышье». 
  Представители же общественного краеведения, чьи исследовательские интересы не регламентированы административными границами, субъективно определяют территорию своих краеведческих изысканий, отождествляя понятия «край», «родное место», «малая родина». В этом случае мы наблюдаем «антропологический подход, основанный на самоидентификации человека с определенной местностью в качестве своей родины» [7, с. 89].
  В современной исследовательской литературе и в обиходе широкое распространение получило понятие «краеведческое движение». При этом его смысловое содержание четко не очерчено. Нередко понятия «краеведение» и «краеведческое движение» ошибочно отождествляют. 
Но, как верно заметил один из лидеров отечественного краеведения В. Ф. Козлов, краеведческое движение – это «массовое участие местного населения в комплексном изучении своего края». По его мнению, оно «характеризуется наличием в стране центральных и региональных краеведческих органов управления и общественных объединений и иногда поддерживается властями» [8, с. 55]. Иначе говоря, краеведческое движение – это однозначно движение энтузиастов-любителей, и использовать это выражение следует лишь применительно к общественному краеведению. 
  Конечно, в краеведческое движение могут быть вовлечены не только краеведы-любители, но и специалисты-краеведы, педагогикраеведы, участвующие в нем в свободное от работы время. Примерами современного отечественного краеведческого движения может служить деятельность Союза краеведов России или недавно созданной межрегиональной общественной организации «Союз краеведов», которые объединяют в своих рядах представителей региональных общественных краеведческих организаций. И если «краеведение» мы определяем как процесс формирования многоотраслевого знания о том или ином крае, в котором могут принимать участие представители разных организационных форм краеведения, то под «краеведческим движением», на наш взгляд, следует понимать лишь общественное, самодеятельное краеведческое творчество людей, объединенных любовью к месту, где протекает их жизнь. К краеведческому движению нельзя относить профессиональную деятельность представителей государственного краеведения. 
  Таким образом, понятия «краеведение» и «краеведческий процесс» шире по объему, чем понятие «краеведческое движение», так как включают в себя не только деятельность общественных краеведческих организаций и отдельных краеведов-любителей, но и профессиональную краеведческую деятельность сотрудников музеев, библиотек, архивов, научных и учебных заведений, самостоятельную деятельность профессиональных краеведов-исследователей. В тех случаях, когда речь идет о совокупности всех субъектов, участвующих в краеведческом процессе, правильно применять термин «краеведческое сообщество».
  Роль государственных учреждений в развитии современного отечественного краеведения. Характерной чертой краеведческого процесса в России в XXI в. является его профессионализация. Государственные учреждения становятся все более активными участниками краеведческой деятельности, направленной на изучение и популяризацию знаний о том или ином крае. Ученые научно-исследовательских организаций и преподаватели вузов, сотрудники музеев, библиотек, архивов подняли краеведение на новый качественный уровень. Теперь оно перестало восприниматься лишь как хобби, увлечение местной интеллигенции или военно-патриотическая и поисково-исследовательская работа студентов и школьников. Все чаще краеведческие исследования попадают в планы государственных научных учреждений, нередко ученые выполняют договорные заказы местных администраций, для которых наличие научных трудов о природе и истории края стало престижным и, по сути, обязательным атрибутом. Именно профессионализацией краеведения можно объяснить появление многочисленных местных краеведческих периодических изданий, региональных энциклопедий, трудов по истории населенных пунктов, производственных объединений и государственных учреждений, региональных «Красных книг», атласов и т. п. Научные краеведческие конференции, в организации которых наряду с органами местного самоуправления активное участие принимают и государственные учреждения, занимающиеся краеведческими исследованиями, стали повсеместными и регулярными. 
  В авангарде краеведческого процесса на местах априори должны находиться музеи, призванные быть научно-краеведческими методическими центрами. Определенную поддержку в этом направлении им оказывают государственные и научные структуры, учебные заведения, общественные организации и фонды. И действительно, с недавних пор работа краеведческих музеев значительно активизировалась. В некоторых регионах они смело берут на себя инициативу по организации и координации краеведческой деятельности. Но происходит это далеко не везде.
  В последние годы краеведческие музеи устойчиво попадают в поле внимания государства. Так, в 2015–2020 гг. в регионах реализовывалась музейная программа Российского фонда культуры «Гений места. Новое краеведение», призванная, по мнению организаторов, внедрить адекватный современным вызовам подход к локальной истории, в фокусе которой всегда должен оказываться, в первую очередь, конкретный человек, частная и семейная история. Примечательно, что в торжественной презентации инновационной музейной программы приняли участие Президент Российской Федерации В. В. Путин, советник Президента Российской Федерации В. И. Толстой, министр культуры Российской Федерации В. Р. Мединский, президент Российского фонда культуры Н. С. Михалков и представители музейного сообщества: руководители музеев и общественных организаций. 
  На встрече с историками 4 ноября 2022 г. Президент Российской Федерации вновь обратил внимание на краеведческие музеи, как важные элементы системы формирования исторической памяти. 
  В перечне поручений, подписанных В. В. Путиным 26 апреля 2023 г. по итогам встречи с представителями общественных патриотических и молодежных организаций, говорится о необходимости «обеспечить создание музеев (региональных, муниципальных, на базе образовательных организаций), посвященных событиям специальной военной операции и подвигам ее участников», а также «о передаче музеям пригодных для музеефикации и экспонирования артефактов, связанных со специальной военной операцией»3. 
  При поддержке государства укрепляется материальная база региональных музеев, расширяются их возможности в экспозиционновыставочной, научной и издательской деятельности. Не остались без внимания государства и муниципальные музеи. В начале 2020-х гг. в рамках нацпроекта «Культура» началась их модернизация на основе разработанного модельного стандарта деятельности муниципального краеведческого музея.
  Все это свидетельствует о том, какое важное значение придает государство и лично Президент Российской Федерации деятельности краеведческих музеев в современных условиях.
  Задачи краеведческих музеев на современном этапе. Фундаментальные трансформации, происходящие в последние годы в мире, изменения в политической, экономической и социокультурной сферах в России ставят на повестку дня перед краеведческими музеями новые задачи, соответствующие современным вызовам времени. И чем настойчивее эти вызовы, тем с большей энергией и креативным подходом необходим поиск новых решений.
  Еще до начала известных событий 2014 г. специалисты отмечали, что «в XXI в. в условиях глобализации возрастает роль и ответственность музея как непререкаемого авторитета в деле сохранения и трансляции культурного наследия, как учреждения общенациональной значимости и неизменного атрибута суверенного государства, который призван поддерживать традиционные культурные стандарты на высоком уровне и обеспечивать преемственность гуманистических ценностей и производство мировоззренческих смыслов» [9, с. 16]. 
  В настоящее время значительно возросла роль местных музеев в развитии гражданственности, формировании региональной и национальной идентичности, воспитании патриотизма. На региональном уровне краеведческий музей является «культуро- и социообразующим ядром территориальных образований: формирует их культурную среду, приобщает граждан ко всему спектру историко-культурного наследия и нравственным ценностям предков, повышая тем самым уровень гражданской инициативы и ответственности» [9, с. 16]. В Национальном докладе «Музеи России на рубеже тысячелетий», подготовленном Союзом музеев России в 2011 г., подчеркивалось: «Музейный фонд страны – это своего рода ДНК общества, позволяющий сохранять национальную и этнокультурную идентичность, воспроизводить единство и целостность страны и нации, формировать в обществе и у каждого человека ценностные ориентиры, способность к творческому освоению мира»4.
  А краеведение, как известно, традиционно является одним из важнейших источников воспитания патриотизма и стремления служить своему Отечеству. Оно не только способствует позитивным преобразованиям территорий на основе научных знаний о региональных особенностях и возможностях, но и является адаптивностабилизирующим фактором в нестабильном обществе. Чувство малой родины, гордость за земляков, знание своей достоверной истории, своих корней укрепляют уверенность человека в его настоящем и будущем. 
  Известно, что в последние годы предпринимались и продолжают предприниматься активные действия по дискредитации патриотизма, как философской идеи и нравственного принципа; патриотов нередко обвиняют в шовинизме, национализме и сепаратизме. Вместе с тем новая реальность, в которой оказалось наше государство, свидетельствует о том, что идеи патриотизма, являющиеся основой консолидации современного российского общества, будут в обозримом будущем чрезвычайно востребованы. Воспитание гражданского или конструктивного патриотизма на основе научно-обоснованных знаний в противоположность патриотизму слепому или псевдопатриотизму, становится одной из наиболее актуальных государственных задач. Более того, по мнению Президента Российской Федерации В. В. Путина, патриотизм должен стать национальной идеей, объединяющей наше общество для противостояния внешним и внутренним угрозам5. В этой связи в наши дни значительно возрастает роль государственного краеведения и одного из его массовых и важнейших субъектов – краеведческого музея – действенного механизма передачи культурно-исторического наследия локального социума, формирующего основы нравственности, гражданственности и патриотизма.
  События последних лет особенно остро обострили дискуссионность и многозначность интерпретаций основ миропорядка, установившегося после окончания Второй мировой войны. Битвы за историческую память сотрясают информационное пространство, разрушая привычные ценности, взгляды, идентичность. Поэтому одной из актуальных в наши дни остается проблема качества исторического образования. Перед учеными поставлена задача при разработке учебных курсов и учебников не только синхронизировать отечественную и всеобщую историю с целью показа мировых событий через призму российских, но также уделять особое внимание и краеведению: показу исторических, экономических, национальных и культурных особенностей регионов. История региона всегда должна изучаться в контексте истории страны в целом. Так же, как история России – в контексте мировой истории. 
  На встрече с историками и представителями традиционных религий России 4 ноября 2022 г. Президент Российской Федерации В. В. Путин уделил вопросам исторического образования и краеведения особое внимание. «Конечно, история страны должна начинаться с истории семьи, деревни, поселка, города, региона, где человек родился, вырос, где он начал осознавать себя частью своей страны, частью большого народа, – вот оттуда, там все истоки самосознания», – подчеркнул президент. В решении этой задачи он предложил опираться на деятельность краеведческих музеев: «Кстати говоря, музейщики здесь тоже могли бы помочь, потому что краеведческие музеи во многих населенных пунктах у нас находятся»6. 
  По итогам встречи был выработан перечень поручений. В частности, Министерству просвещения России совместно с Межведомственной комиссией по историческому просвещению, Министерству культуры России, органам государственной власти субъектов Российской Федерации и с привлечением Ассоциации «Российское историческое общество», Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество» было поручено проанализировать практику изучения истории субъекта Российской Федерации (истории родного края) в контексте истории России в рамках изучения учебного предмета «История» и представить предложения, направленные на разработку единого подхода к преподаванию истории родного края, предусмотрев возможность проведения соответствующих занятий в краеведческих музеях7. Вслед за этим появилось письмо Министерства просвещения Российской Федерации от 05.05.2023 г., адресованное руководителям органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В нем рекомендуется организовывать занятия по истории родного края в краеведческих музеях. Таким образом, перед местными музеями стоит непростая задача: не только наладить и упрочить отношения с органами образования, но и адаптировать музейные экспозиции и другие формы музейных публикаций для нужд образовательного процесса.
  Одной из наиболее важных остается задача эффективного и правдивого представления широкой аудитории научных историко-краеведческих знаний музейными средствами. Российская Федерация, согласно своей Конституции, «обеспечивает защиту исторической правды»8, а государственные учреждения, включая и краеведческие музеи, обязаны руководствоваться этой конституционной нормой.
  Как известно, интерес к истории своей страны проявляют большинство российских граждан. Это подтверждают регулярные опросы общественного мнения в нашей стране. Так, в марте 2023 г., по данным ВЦИОМ, подавляющее большинство россиян (более 90%) заявило, что интересуется историей России9. Похожее исследование было проведено нами и в Омске в 2021 г. Тогда оказалось, что отечественной историей интересуются 72% опрошенных омичей, а местной – 56%. Среди источников исторической информации подавляющее большинство участников опроса назвали интернет. На втором месте с небольшим отставанием – музейные экспозиции, экскурсии и лекции. На третьем месте – телевидение и кино, на четвертом – научно-популярная литература. И завершала список источников исторической информации научная литература [2, с. 34]. Следовательно, в современных условиях наиболее популярными у рядовых горожан являются разные формы публичной истории, а деятельность представителей цеха историков, специалистов-краеведов, готовых работать в пространстве диалога с заинтересованной частью общества, приобретает особое значение. К ним относятся, в первую очередь, сотрудники краеведческих музеев – так как вопросы местной истории являются одним из ключевых сегментов в сфере исторических интересов граждан.
  И это неслучайно. С информацией о прошлом родного края мы сталкиваемся в буквальном смысле «на каждом шагу». Местные топонимы, объекты историко-культурного наследия, городские легенды и семейные рассказы, личные наблюдения – все это близко и понятно широкой публике. Она готова потреблять эту информацию и живо интересуется ею. В этой ситуации не академический историк, публикующий свои труды немногочисленными тиражами и обсуждающий их достоинства в узкой научной среде, а именно профессиональный историк-краевед, сотрудник музея, занимающийся научно-просветительской деятельностью, оказываются на авансцене формирования общественного исторического сознания.
  Но нередко их место в публичном пространстве пытаются занять краеведы-дилетанты, не всегда готовые выполнить данную миссию, но уверенные в своих исторических познаниях и собственном предназначении транслировать их в популярном виде. Им чужды представления о критике исторических источников, историографическом осмыслении проблемы, методике работы историка. Но зато у них всегда велико желание совершать новые «научные открытия». В результате появляются невероятные исторические «сенсации», рождаются и укореняются, не без участия журналистов, в общественном сознании многочисленные мифы и исторические фальсификации.
  Нельзя не согласиться с мнением о том, что «краеведение, приобретающее черты паранауки, – явление весьма и весьма небезобидное по своим социальным и культурным последствиям. Оно неизбежно вступает в конфронтацию с наукой, поскольку утверждает себя на противопоставлении ей. Оно расшатывает рациональные основы миропонимания, прививает общую «интеллектуальную неаккуратность» (К. Саган) и усиливает мистифицированность обыденного сознания, к носителям которого всегда адресуется» [10, с. 38]. Обращал внимание на «поток дилетантских сочинений и безответственных утверждений, основанных на использовании лишь немногих данных», и выдающийся деятель современного отечественного краеведения академик С. О. Шмидт. Он считал, что это «должно побудить истинных краеведов противостоять таким неблаговидным действиям и добиваться выявления исторической правды. И более опытные специалисты обязаны передавать навыки своего источниковедческого и научнопопуляризаторского мастерства менее опытным, но также тянущимся к краеведным знаниям» [11, с. 713]. 
  Главный музейный продукт – музейная экспозиция – создается для массового потребления и является частью публичной истории. Но в основе такой экспозиции должны лежать академические исторические знания. От того, насколько продуктивно будут выстроены взаимоотношения между музеями и учеными, зависит успех формирования грамотного общественного исторического сознания. Вместе с тем мы видим, что академическая историческая наука теряет свою привлекательность в качестве инструмента построения региональной идентичности, а российские музеи, которые в этом контексте действуют более эффективно, часто оказываются оторванными от академического дискурса. Следовательно, пространство публичной истории должно стать ареной взаимодействия ученых и музейных краеведов в борьбе за чистоту краеведческих знаний, свободных от мифологем и фальсификаций. 
  Необходим также поиск площадок, где могла бы осуществляться коммуникация между академической наукой и профессиональным музейным сообществом. Одним из выходов в этом направлении могут стать краеведческие научные форумы, объединяющие в своем составе и ученых-историков, и сотрудников краеведческих музеев. 
  Не менее значимы партнерские отношения между музейными сотрудниками и краеведами-любителями, широкой музейной аудиторией. Важным, по мнению известного специалиста по методологии исторической науки профессора И. М. Савельевой, является «интерактивное взаимодействие между историком, публикой и историческим знанием (объектом изучения)». При этом «непрофессиональная группа <…> является, наряду с историком, не реципиентом, а сотрудником, сотворцом знаний». Более того, она считает, что «в открытом рабочем диалоге профессионалов с находящейся за стенами научного учреждения общественностью стороны могут создавать новое и уточнять уже существующее знание о прошлом» [12, с. 145]. 
  Рассуждая о публичной истории, И. М. Савельева приходит к выводу о том, что в последнее время «между двумя старыми антиподами, историей профессиональной и популярной, появляется промежуточное звено. Сегодня мы имеем дело с триадой: „профессиональная история – публичная история – популярная история“» [12, с. 147]. Если применить эту триаду к местной истории, то профессиональную историю в ней будут представлять ученые-регионоведы, публичную историю – историки-краеведы, в первую очередь работающие в музеях, и популярную историю – краеведы-любители. На наш взгляд, эта мысль в XXI в. заслуживает быть лейтмотивом в деятельности краеведческих музеев, сотрудники которых оказались в центре этой триады. Не противостояние, а сотрудничество, партнерство – вот та стратегия, которая способствует развитию взаимного уважения, понимания, доверия между представителями разных направлений в отечественном краеведении. Важно создание в регионах авторитетного околомузейного краеведческого сообщества из представителей этих направлений. В результате отношения между ними будут более прочными и стабильными, а знания об истории края научными, но в то же время понятными для разных групп населения. 
  Наконец, в связи с актуализацией и развитием внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации перед краеведческими музеями, включая и муниципальные, встает новая задача – всесторонне способствовать развитию туризма в своих регионах. Такое внимание к внутреннему туризму связано не только с объективными причинами ограничений, вызванными санкционной политикой недружественных нам государств, но и высокими темпами развития туристической инфраструктуры в Российской Федерации. Краеведческие музеи в новых условиях становятся важными элементами этой инфраструктуры. Они прочно занимают центральное место в процессе успешного развития культурного туризма и, опираясь на научные краеведческие знания, должны способствовать привлечению новых туристических потоков в свои регионы.
  Бесспорно, в современных условиях перед краеведческими музеями стоят и другие задачи, в том числе и культурно-досуговые. Нередко их предлагают считать приоритетными. Но, учитывая наличие у большинства музеев уникальных коллекций, бережно хранимых ими десятилетиями, а порой и веками, и не менее ценный научнокадровый потенциал, взращенный в повседневной практике музейной жизни, можно с уверенностью утверждать, что восприятие музеев исключительно как досуговых учреждений неоправданно расточительно. Краеведческие музеи в истории отечественной культуры наиболее продуктивно функционировали именно как научно-исследовательские и научно-просветительские институции. Как и раньше, они, наряду с библиотеками и архивами, должны быть на местах важным элементом научно-образовательной системы, метко названной «провинциальной академией наук», призванной обеспечивать процесс формирования и трансляции научных знаний о крае.
  Исходя из вышеизложенного, комплекс наиболее важных и актуальных задач, стоящих перед современными краеведческими музеями, на наш взгляд, выглядит следующим образом:
  1. Воспитание конструктивного патриотизма, формирование региональной и национальной идентичности граждан на основе научных краеведческих знаний.
  2. Обеспечение возможности использования широкого ассортимента музейных услуг в историческом образовании.
  3. Широкое представление научных историко-краеведческих знаний в публичном пространстве, противодействие мифологизации и фальсификации истории.
  4. Активное участие в развитии внутреннего туризма, повышении туристической привлекательности регионов.
  Активизация научно-краеведческих исследований – важное условие успешной деятельности краеведческих музеев. На наш взгляд, выполнить эти серьезные задачи можно лишь при условии, что краеведческие проблемы в них будут занимать столь же значимое место, как и проблемы музееведческие. Сотруднику музея важно не только обеспечить сохранность музейных предметов и их оригинальное и современное представление в экспозиции, но и суметь грамотно извлечь заложенную в них краеведческую информацию, поместить ее в достоверный, научно обоснованный историко-краеведческий контекст и доступно донести полученный результат до потребителя. При этом научный сотрудник должен быть не просто пассивным транслятором готовых и не всегда качественных и адаптированных к музейной практике краеведческих знаний, а, наоборот, являться их активным производителем, верификатором и популяризатором. Тогда он будет выполнять возложенные на него функции осознанно и профессионально. Необходимо работу региональных и муниципальных музеев оценивать не только с позиций практического музееведения, но и с позиций научного краеведения. Ведь от качества музейного краеведческого продукта, его научного, познавательного, эмоционального, духовно-нравственного потенциала всецело зависит успех в решении стоящих перед местными музеями задач. 
  Таким образом, усиление научно-исследовательской деятельности краеведческих музеев, вовлечение сотрудников в этот творческий процесс становится все более актуальной потребностью. Не секрет, что краеведческая работа в наших музеях не всегда находится на должном научном уровне. К примеру, в государственных и муниципальных заданиях краеведческих музеев первостепенное значение отводится вопросам комплектования, учета и обеспечения сохранности коллекций, работе с посетителями. Научным краеведческим исследованиям в них места, как правило, нет. Учредители по объективным причинам не в состоянии организовать краеведческий процесс в музеях, и поэтому воспринимают сотрудников этих подведомственных организаций, главным образом, как музейных работников вообще, организаторов досуговой деятельности. Но не краеведовисследователей! 
  Как ни странно, но и сами они далеко не всегда связывают себя с краеведением. Так, при опросе 148 сотрудников краеведческих музеев в 2023 г. на вопрос: «Кем вы себя ощущаете в первую очередь?», лишь один ответил однозначно – «краеведом». В то же время 61 человек считает себя исключительно «музейным сотрудником». И только 86 человек ответили – «и тем, и другим». То есть, более 40% участников опроса, выполняя функции руководителей подразделений, хранителей коллекций, экспозиционеров, музейных педагогов и экскурсоводов позиционируют себя лишь музейными работниками и далеки от краеведения. В своей практической музейной деятельности в случае необходимости они используют уже готовую краеведческую информацию, добытую либо их коллегами, либо другими представителями государственного или общественного краеведения. В этом прослеживаются отголоски советской эпохи, когда музейный сотрудник должен был заниматься не столько исследовательской деятельностью, сколько пропагандой незыблемых догм социалистического образа жизни. Научно-исследовательские традиции не являлись сильной стороной музеев. Возможно, поэтому авторитет музейных сотрудников среди ученых и краеведов был, а порой и остается не очень высоким.
  Вывод, который напрашивается по итогам этого опроса, очевиден, – необходимо значительное усиление позиций музейных сотрудников в научном краеведческом процессе. Работая в краеведческом музее, надо быть краеведом-исследователем. Это касается всех специалистов, занятых в основной деятельности. Для хранителей музейных коллекций первостепенное значение имеет выявление научно-краеведческого потенциала музейных предметов; для экспозиционеров – грамотное, научно достоверное представление краеведческой информации при создании экспозиций и выставок с опорой на музейные коллекции; для экскурсоводов при подготовке бесед, лекций, экскурсий важен критический подход к краеведческой литературе и другим источникам информации. Профильные научные исследования должны стать неотъемлемой частью деятельности современных краеведческих музеев, чтобы их сотрудники могли гордо именовать себя профессиональными краеведами.
  В последнее время все актуальнее становится необходимость организации в краеведческих музеях своих научно-исследовательских подразделений, способных создавать краеведческую продукцию как для оперативного музейного использования, так и для широкого потребления, в том числе и в учебном процессе. В ОГИК музее, например, в 2023 г. был учрежден отдел краеведческих исследований, в ближайших планах которого написание истории музея, выявление и изучение краеведческих источников для многотомного серийного издания «Антология омского краеведения», подготовка научно-популярных книг, разного рода историко-краеведческих справок. 
  Как улучшить качество краеведческой продукции государственных и, особенно муниципальных музеев? Безусловно, их работа требует к себе более пристального и постоянного внимания ученых. В крупных региональных краеведческих музеях экспертизу научных, издательских и выставочных проектов выполняют Ученые советы, в состав которых, наряду с сотрудниками самого музея, входят представители учредителей, вузов и НИИ, других научно-исследовательских организаций. Но делается это не всегда и не повсеместно. В муниципальных же музеях, где нет Ученых советов, функции таких экспертов часто выполняют лишь наиболее авторитетные краеведы-любители. На наш взгляд, этого явно недостаточно. Целесообразно создание краеведческих научно-методических центров при региональных музеях, университетах, отраслевых научно-исследовательских институтах Российской академии наук, а лучше – единого общероссийского академического краеведческого центра. Использование при этом опыта Центрального бюро краеведения, существовавшего в 1920-е гг., здесь было бы крайне уместно. 
  Необходимость создания такого центра назрела давно. Еще в 1960-х гг. этот вопрос поднимал в своих трудах всемирно известный теоретик, историк и практик музейного дела А. М. Разгон: «Краеведение нуждается в организации, которая с учетом опыта 1920-х – 1930-х гг. <…> создала бы стройную систему, охватывающую научные краеведческие общества, музеи, исследовательские институты и учебные заведения. <…> Проведение краеведческих исследований на современном уровне невозможно без овладения краеведами основами методики, как общей, так и частной, без системы учреждений, призванных разрабатывать вопросы методики краеведческого исследования. Ощущается острая необходимость в специальном научно-исследовательском центре» [13, с. 331]. Отсутствие единого федерального краеведческого центра также остро ощущается и в наши дни. В первую очередь это сказывается на деятельности государственных учреждений, профессионально занимающихся краеведением.
  Не менее важны и региональные краеведческие центры. В 1970-1980-х гг. краеведческие музеи в СССР стали приобретать особый статус в краеведческом процессе, признаваться не только политико-просветительными, но и научно-исследовательскими учреждениями, они должны были выполнять функции научно-методических краеведческих центров на местах10. Справедливости ради, следует отметить, не все музеи были готовы к этому. Но там, где работа была организована должным образом, музеи становились такими центрами. Например, в Казани, Горьком, Перми, Петрозаводске, Иваново, Калуге, Нижнем Тагиле [13, с. 329]. 
  В постсоветский период научная краеведческая деятельность музеев, как правило, государством не регламентировалась. Музеи освободились от какого-либо идеологического давления и тематических ограничений. В результате активизировалась творческая инициатива сотрудников, появились многочисленные научные труды и выставочные проекты регионального характера по таким не приветствуемым ранее темам, как история частного предпринимательства, дворянства, земских учреждений, политических партий, антисоветских сил, религиозных конфессий, благотворительности, репрессивной политики государства и т. д. 
  По мнению исследователей, на рубеже XX–XXI вв. «научная работа краеведческих музеев <…> питала науку и вносила свой вклад в преодоление мировоззренческого кризиса и восстановление цельности нашего исторического знания» [14, с. 19]. Не преувеличивая значения музеев в формировании научного мировоззрения личности, отметим, что музейная историческая экспозиция является одним из наиболее доступных источников исторической информации, а подлинный музейный предмет – мощным средством эмоционального воздействия на посетителей. В совокупности это обеспечивает музеям важные преимущества в процессе формирования исторического сознания социума. Но без опоры на глубокие научные знания эти преимущества утрачиваются. Следовательно, научная деятельность должна стать одним из основных критериев для оценки социальной эффективности музея. В то же время чрезмерное, а порой и бездумное увлечение в недавнем прошлом некоторых музеев развитием рекреативных форм деятельности приводило к тому, что «наметилась опасная тенденция превращения музея в центр проведения досуга при сокращении и даже отказе от научных исследований»11.
  Неслучайно известный организатор научной работы в музейной сфере академик А. И. Мартынов в начале XXI в. обращал внимание на необходимость усиления научного значения музеев. Допуская, что в перспективе «постепенно будет снижаться монополия Российской Академии наук и повышаться роль других научных структур», он считал, что музеи, особенно крупные, «должны занять свое место в системе отечественной науки, приобрести функции научных центров» [15, с. 113]. В Сибири к таковым А. И. Мартынов в то время относил краеведческие музеи Омска, Тюмени, Северска, Красноярска, Барнаула, Минусинска [15, с. 110–111].
  Экстраполируя эти взгляды ученого на современную музейную жизнь, признаем, что многие ведущие региональные и федеральные музеи в Российской Федерации в наши дни стали такими научными и научно-методическими центрами, но вопросы краеведения, организации локально-исторических исследований, как правило, не входят в круг их интересов. Приоритет отдается музеологическим проблемам. Практика же подсказывает, что требуется усиление именно профильного научно-исследовательского направления в местных музеях. 
Приступать к решению этой задачи следует с внедрения краеведческого компонента в научно-методическую работу как региональных музеев, так и Научного совета исторических и краеведческих музеев Российской Федерации, успешно функционирующего с 1994 г. при Государственном историческом музее. Ведь главное в деятельности краеведческих музеев все же – краеведение, а следовательно, в музейном мире российской провинции необходимы такие научные центры краеведения.
  Роль краеведческих музеев в развитии отечественного краеведения. В перспективе региональные краеведческие музеи могут стать не только центрами музейного краеведения, а вообще – центрами местной краеведческой жизни. Ведь они имеют многолетний опыт научно-исследовательской и популяризаторской деятельности и находятся во всех регионах России. Учитывая это, а также наличие у музеев определенного административного ресурса, кадрового и научного потенциала, субсидий на выполнение государственного задания, считаем, что эти субъекты государственного краеведения, бесспорно, способны и должны занять центральное место в краеведческом процессе России. Вокруг них следует формировать региональные краеведческие кластеры, объединяющие представителей всех организационных форм краеведения. Это одно из важнейших условий решения тех актуальных задач, которые стоят сейчас перед краеведческими музеями. Конечно, эта роль по плечу далеко не всем региональным музеям, но мы уверены, что тех, кто может с ней справиться, насчитывается не менее чем несколько десятков. 
  Наша задача – выстроить современную организационную модель, обеспечивающую поступательное развитие отечественного краеведения, ключевые позиции в которой занимали бы местные музеи – пожалуй, единственные в стране государственные учреждения, в названиях которых, как и раньше, присутствует термин «краеведение». Имеет смысл не только проанализировать опыт их работы в своем профильном направлении, но и выяснить творческий потенциал, потребности в научном обеспечении, обсудить перспективы совместных межмузейных проектов. 
  В последние годы многие музеи, опираясь на поддержку государства, стали признанными лидерами краеведческого процесса в своих областях, краях, национальных республиках. Более половины из числа опрошенных в 2023 г. представителей краеведческих музеев (а это были, как правило, руководители, заместители руководителей по научной работе, ведущие научные сотрудники) заявили о своей готовности возглавить краеведческий кластер в регионе. И на это у них есть достаточно веские основания. Нередко региональные краеведческие музеи имеют свои научные труды, на страницах которых публикуются результаты исследований музейных сотрудников, ученых, краеведов. К наиболее успешным и стабильным музейным изданиям следует отнести «Вестник Сахалинского музея», «Записки Гродековского музея» (Хабаровский краевой музей им. Н. И. Гродекова), «Брянский краеведческий вестник», «Белгородский краеведческий вестник», «Херсонесский сборник», «Музейный вестник Республики» (Донецкий республиканский краеведческий музей), 
«Музеи и краеведение» (Национальный музей Республики Коми), «Чувашский национальный музей: люди, события, факты», «Краеведческие записки» (Орловский краеведческий музей, Магаданский областной краеведческий музей, Иркутский областной краеведческий музей, Самарский областной историко-краеведческий музей им. П. В. Алабина, Камчатский краевой объединенный музей) и др. 
  Музеи регулярно проводят научные краеведческие конференции: «Астраханские краеведческие чтения» (Астраханский музей-заповедник), «Мартьяновские краеведческие чтения» (Минусинский региональный краеведческий музей им. Н. М. Мартьянова), «Дорофеевские чтения» (Оренбургский губернский историко-краеведческий музей), «Поморские чтения» (Архангельский краеведческий музей), «Мурманские научные чтения» (Мурманский областной краеведческий музей), «Гродековские чтения» (Хабаровский краевой музей им. Н. И. Гродекова), «Арсеньевские чтения» (Музей истории Дальнего Востока им. В. К. Арсеньева), «Кытмановские чтения» (Енисейский музей-заповедник им. А. И. Кытманова). Все это свидетельствует о наличии в музеях серьезных научно-исследовательских традиций и обширных научно-краеведческих связей.
  Но анализ содержания некоторых последних музейных изданий показал, что музеям необходимо активизировать свое собственное участие в их создании. Так, в Минусинске удельный вес публикаций музейных сотрудников в общем объеме издания составил лишь 11%, в Южно-Сахалинске – 21%, в Хабаровске – 25%, в Нижневартовске – 37% и в Омске – 50%. Участие музейных сотрудников в написании статей краеведческого характера выглядит следующим образом: в Нижневартовске 80% таких публикаций подготовлено в музее, в Омске – 50%, в Хабаровске – 40%, в Минусинске – 20%, в ЮжноСахалинске их нет12. Конечно же, эта статистика, опирающаяся на анализ лишь одного случайного издания от музея, не может служить основанием для каких-то серьезных выводов. Но сама методика расчетов дает возможность этим и другим российским краеведческим музеям проанализировать свою деятельность за более продолжительные периоды. На наш взгляд, эти показатели должны быть, как минимум, паритетными. Музеям необходимо следить за тем, чтобы сторонние авторы в их изданиях не преобладали, и стимулировать своих сотрудников к научно-краеведческим исследованиям.
  Одним из лидеров государственного краеведения в Российской Федерации является Омский государственный историкокраеведческий (ОГИК) музей, который в последние десятилетия проводит системную работу по организации краеведческого процесса в регионе, придавая при этом первостепенное значение именно вопросам воспитания патриотизма и формирования гражданской идентичности [16, 17, 18]. Эта тенденция отчетливо прослеживается как в масштабных экспозиционных проектах музея «Сибирский град Петров», «Этническая панорама Сибири», «Самой природой так заведено» [19, 20], так и в организации научных краеведческих исследований, конференций и форумов, взаимодействия с посетителями разных возрастов. Особо следует отметить работу музея с детской и молодежной аудиторией в рамках проведения на протяжении нескольких десятилетий краеведческих интеллектуальных игр и Областной молодежной научной краеведческой конференции «Омское Прииртышье: природа, история, культура» [21]. С 2023 г. эта конференция называется «Палашенковские чтения» – в память об основоположнике современного омского краеведения, директоре музея А. Ф. Палашенкове. В ее организации, наряду с ОГИК музеем, принимают участие Министерство образования Омской области, Министерство культуры Омской области, Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского, Омский государственный педагогический университет, Омский кадетский корпус.
  ОГИК музей регулярно проводит крупные всероссийские научные краеведческие мероприятия. Так, в 2011 г. была успешно организована знаковая, на наш взгляд, Всероссийская научно-практическая конференция «Краеведение как феномен провинциальной культуры» [22], в 2019 и 2021 гг. состоялись V и VI Ядринцевские чтения, посвященные актуальным проблемам отечественного краеведения [23, 24], в 2022 г. прошел Всероссийский Омский краеведческий форум, на котором обсуждался вопрос о роли государственных учреждений в развитии отечественного краеведения [25]13, а в 2023 г. в Омске было проведено заседание Научного совета исторических и краеведческих музеев Российской Федерации на тему «Краеведение в российских музеях». По итогам заседания Научного совета ОГИК музей выступил с инициативой реализации в 2023–2025 гг. Межрегионального инновационного проекта «Музей и краеведение», с целью выявления научно-краеведческого потенциала российских музеев, обмена передовым опытом и определением наиболее актуальных современных задач в области развития краеведения. Проект поддержали ведущие краеведческие музеи от Крыма и Калининграда до Сахалина и Хабаровска. Основную часть участников проекта составили музеи Сибири.
  Проект «Музей и краеведение» призван наметить пути совершенствования деятельности российских региональных и муниципальных музеев как центров развития краеведческого процесса на местах. В 2024 г. состоятся традиционные VII Ядринцевские чтения, на которых будут подведены первые итоги реализации проекта и обсуждены его дальнейшие перспективы.
  Таким образом, опыт ОГИК музея и других ведущих краеведческих музеев Российской Федерации по организации комплексного подхода к развитию краеведения в регионах свидетельствует о результативности и перспективности этой стратегии, позволяющей успешно решать актуальные задачи, стоящие перед российскими краеведческими музеями. Бесспорно, этому процессу необходимы научная и организационная поддержка государства, крупных федеральных научных и музейных учреждений. 
  Но не меньшее значение имеет и осознанный самостоятельный подход музеев к организации своей деятельности и всего краеведческого процесса на местах. Необходима активизация научно-исследовательской краеведческой работы в музеях, укрепление профессиональных позиций их сотрудников в научном и краеведческом сообществах. Следует добиваться расширения ассортимента создаваемого научного краеведческого продукта, доступного разным категориям российских граждан, интересующихся отечественной историей. Ведущие региональные музеи, выполняющие функции научно-методических центров, должны активнее включать в программы своей методической работы вопросы краеведения и организации научных исследований. Являясь форпостами краеведения на местах, такие музеи вполне могут возглавить краеведческие кластеры в регионах, объединив вокруг себя ученых, представителей музеев, библиотек и архивов, занятых в краеведческом процессе, краеведов-любителей.
  Все эти усилия неизбежно приведут к дальнейшему развитию отечественного краеведения, что, в свою очередь, будет не только способствовать повышению интереса граждан к природе и истории тех территорий, где они живут, но и воспитанию любви к родным местам, «духовной оседлости», о которой говорил Д. С. Лихачев, развитию общей культуры граждан и социальной стабильности. На региональном уровне краеведение «может стать „философией жизни“», обеспечивать обоснование «определенной формы жизнедеятельности в конкретном месте и прогнозирование ее перспектив» [26, с. 52]. Прав был академик С. О. Шмидт, когда заявлял: «Степень развития краеведения – один из показателей уровня культуры края, микроклимата его общественной жизни» [27, с. 708]. 


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
  1. Мазур Л. Н. Эволюция музейной сети России в XX – начале XXI вв.: историко-статистический анализ // Культура и взаимодействие народов в музейных, научных и образовательных процессах – важнейшие факторы стабильного развития стран 
Евразии: сб. науч. тр.: в 2 ч. / отв. ред.: М. Л. Бережнова, А. А. Ильина, С. Н. Корусенко. – Омск: Издат. дом «Наука», 2021. – Ч. 2. – С. 80–87.
  2. Вибе П. П. Краеведение в XXI веке: структурный анализ, задачи и место «самого массового вида науки» в публичном пространстве // VI Ядринцевские чтения: материалы Всероссийской научно-практической конференции (28–30 октября 2021 г.) / отв. ред. П. П. Вибе. – Омск: ОГИК музей; СПб: Любавич, 2021. – 
С. 11–40.
  3. Маловичко С. И., Румянцева М. Ф. Локальная история и историческое краеведение: проблема определения дисциплинарного статуса // Методология и методы изучения региональной истории: Центральное Поволжье в глобализационном измерении: материалы научного семинара. – Казань: Казанский государственный технический университет им. А. Н. Туполева, 
2016. – С. 3–22. 
  4. Шмидт С. О. «Золотое десятилетие» советского краеведения // Отечество: краевед. альм. – М., 1990. – Вып. 1. – С. 11–27.
  5. Лихачев Д. С. Письма о добром. – М.: Наука; СПб: Logos, 
2006. – 315 с. 
  6. Лихачев Д. С. Краеведение как наука и как деятельность // Лихачев Д. С. Русская культура. – М.: Искусство, 2000.  – С. 159–173.
  7. Киселев А. В. Цивилизационная объяснительная модель концепта «край» – «краеведение» // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств. – 2011. – № 15. – С. 85–96.
  8. Козлов В. Ф. Центральное бюро краеведения и Союз краеведов России – две модели отечественного краеведческого движения // Третьи Ядринцевские чтения: материалы III Всероссийской научнопрактической конференции, посвященной 300-летию Омска (Омск, 26–28 ноября 2015 г.) / под. ред. П. П. Вибе, Т. М. Назарцевой. – Омск: ОГИК музей, 2015. – С. 55–59.
  9. Киселев А. В. Цивилизационный статус краеведческого музея // Вестник Томского государственного университета. Культурология и искусствоведение. – 2014. – № 2 (14). – С. 15–30. 
  10. Никитин А. О. Краеведение между исследованием и мифом // Пятые Яхонтовские чтения: материалы межрегиональной научнопрактической конференции. – Рязань, 2010. – С. 21–43. 
  11. Шмидт С. О. Вступительное слово на конференции «Малые города России: Малоярославец – проблемы истории и возрождения» // Шмидт С. О. После 75: работы 1997–2001 годов. – М.: РГГУ, 2012. – 734 с.
  12. Савельева И. М. Профессиональные историки в «публичной истории» // Новая и новейшая история. – 2014. – №3. – С. 141–156.
  13. Разгон А. М. Пути советского краеведения. 1967 // Новации в музейном мире. Музейный мир А. М. Разгона: сб. документов и материалов / отв. ред. И. В. Чувилова, О. Н. Шелегина. – М.: Квадрига, 2022. – 416 с. 
  14. Титова В. В. Деятельность краеведческих музеев в условиях реформирования российского государства на рубеже XX–XXI веков (на материалах краеведческих музеев Центрального региона РФ): автореферат дисс. канд. ист. наук. Специальность 07.00.02 – Отечественная история. – М., 2003. – 21 с.
  15. Мартынов А. И. Краеведческий музей как научный центр региона // Теория и практика музейного дела в России на рубеже XX–XXI веков: тр. Гос. ист. музея. – М., 2001. – Вып. 127. – С. 109–117. 
  16. Вибе П. П. Омский государственный историко-краеведческий музей в системе краеведческих знаний региона // Известия Омского государственного историко-краеведческого музея / сост. и науч. ред. П. П. Вибе. – 2013. – № 18. – С. 7–16.
  17. Вибе П. П. Краеведческий музей как ресурсная база формирования инфраструктуры историко-культурного пространства региона: анализ исторического опыта Омского государственного историкокраеведческого музея // Седьмые всероссийские краеведческие чтения. – М., 2013. – С. 558–570.
  18. Вибе П. П., Блинова О. В. Омский государственный историкокраеведческий музей: комплексный подход к развитию краеведения в регионе // Государственное краеведение в Российской Федерации в конце XX – начале XXI веков: основные проблемы и перспективы развития: сб. науч. тр. / гл. ред. П. П. Вибе. – Омск: ОГИК музей, 2022. – С. 76–87.
  19. Этническая панорама Сибири: альбом-путеводитель по экспозиции и этнографической коллекции Омского государственного историко-краеведческого музея / под ред. П. П. Вибе; сост. П. П. Вибе, М. А. Жигунова. – Омск: ОГИК музей; СПб.: Любавич, 2020. – 144 с.
  20. Сибирский град Петров: альбом-путеводитель по исторической экспозиции и коллекциям Омского государственного историкокраеведческого музея / под ред. П. П. Вибе. – Омск: ОГИК музей; СПб.: Любавич, 2022. – 144 с.
  21. Ерошевская Д. В. Двадцатипятилетний юбилей молодежной краеведческой конференции // Омский краевед: науч.-попул. альм. / гл. ред. П. П. Вибе. – 2022. – № 11. – С. 124–127.
  22. Краеведение как феномен провинциальной культуры: материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 125-летию со дня рождения А. Ф. Палашенкова (1886–1971) / под ред. П. П. Вибе, А. А. Кильдюшевой, Е. М. Бежан [и др.]. – Омск: ОГИК музей, 2011. – 696 с.
  23. Пятые Ядринцевские чтения: материалы V Всерос. науч.практ. конф. на тему: «Краеведение как фактор социокультурной жизни общества: история и современность» (30–31 октября 2019 г.) / отв. ред. П. П. Вибе. – Омск: ОГИК музей, 2019. – 443 с.
  24. VI Ядринцевские чтения: материалы Всерос. науч.-практ. конф. «Образы прошлого в публичном пространстве: проблемы репрезентации исторических знаний» (28–30 октября 2021 г.) / отв. ред. П. П. Вибе. – Омск: ОГИК музей; СПб: Любавич, 
2021. – 463 с.

1 Федеральный закон от 26.05.1996 № 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 27.05.1996. – N 22. – Ст. 2591.
2 Шмидт С. О. Краеведение // Большая российская энциклопедия / гл. ред. Ю. С. Осипов. – Т. 15. – М.: БРЭ, 2010. – С. 558.
3 Президент России. Перечень поручений по итогам встречи с представителями общественных патриотических и молодежных организаций, состоявшейся 2 февраля 2023 года. 26.04.2023. http://www.kremlin.ru/acts/assignments/orders/71013/ (дата обращения: 01.10.2023).
4 Музеи России на рубеже тысячелетий. Национальный доклад. http://www.souzmuseum.ru/ index.php?option=com_content&view=article&id=20477:2011-god&catid=10571&Itemid=131/ (дата обращения: 01.10.2023).
5 ТАСС: Путин рассказал о национальной идее России. 10.05.2020. https://tass.ru/ obschestvo/8438743 (дата обращения: 01.10.2023).
6 Стенограмма встречи Президента Российской Федерации В. В. Путина с историками и представителями традиционных религий России. 04.11.2022. http://prezident.org/tekst/stenogrammavstrechi-putina-s-istorikami-i-predstaviteljami-tradicionnyh-religii-rossii-04-11-2022.html (дата обращения: 01.10.2023).
7 Перечень поручений по итогам встречи с историками и представителями традиционных религий России (утв. Президентом РФ 11 декабря 2022 г. № Пр-2372). https://www.garant.ru/ products/ipo/prime/doc/405825851/(дата обращения: 01.10.2023).
8 Государственная дума Федерального собрания Российской Федерации: Конституция РФ. http://duma.gov.ru/legislative/documents/constitution/ (дата обращения: 01.10.2023).
9 ВЦИОМ: результаты исследований. https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/ puteshestvie-po-otechestvennoi-istorii/ (дата обращения: 01.10.2023).
10 Большая советская энциклопедия, 3 изд. – Т. 13. – Ст. 922; Советский энциклопедический словарь. –  М., 1989. – С. 651.
11 Музеи России. Научно-исследовательская деятельность. http://www.museum.ru/rme/mb_sci. asp/ (дата обращения: 01.10.2023).
12 Вестник Сахалинского музея. – 2023. – № 1 (42); Ежегодник Нижневартовского краеведческого музея. – 2023. – 12; Записки Гродековского музея. – 2023. – Вып. 41; Известия Омского государственного историко-краеведческого музея. – 2023. – № 24; Ученые записки Минусинского краеведческого музея имени Н. М. Мартьянова. – 2022. – Вып. 4.
13 Сибирь приглашает к сотрудничеству: всероссийский краеведческий форум в Омске // Московский журнал: история государства Российского. – М., 2023. – № 1 (385), январь. – С. 51–53.

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Краеведческая карта

Поиск на сайте